29

?СТОР?ЧЕСКІЙ ОБЗОРЪ

ПРАВОСЛАВНОЙ ХР?СТІАНСКОЙ ЦЕРКВ? ВЪ ПРЕДѢ-ЛАХЬ НЫНѢПШЕЙ ЕКАТЕР?НОСЛАВСКОЙ ЕПАР-ХШ ДО ВРЕМЕН? ФОРМАЛЬНАГО ОТКРЫПЯ ЕЯ `).

Мѣстность, занимаемая, въ настоящее время, Екатерино-славскою епархіею, по своимъ историческимъ воспоминаніямъ

`) При составленіи сей статьи главнѣйшими источниками служили намъ:

Rиssіа, sеѵ Моsсоѵіа, іtеmqие Тагtагіа е Місhаlоnіs
Lіtuаnі Fragmentis, 1630 г.; Веllum Sсуthico-Соsасі-
сиm Раstогіі 1652 г.; Wоупа Dоmоѵа z-Коzаkі і Таtа-

rу 1681 г. Твардовскаго; Крымскій сборникъ, Кеппена; ?сторія

царства Херсониса-Таврическаго, Сестренцевича; Русскія лѣтописи, объясненныя Шлецеромъ; Славянскія древности, Шафарика; ?сторія христіанства въ Россіи до Владимира В., Преосвященнаго Макарія; Книга большому чертежу; Лѣтопись самовидца о воинахъ Хмѣльницкаго; Русская ?сторія въ жизне-описаніяхъ ея главнѣйшихъ дѣятелей, Костомарова; ?сторія Малой-Россіи, Б. Каменскаго; Записки о Южной Руссіи, Кулиша; ?сторія Новой-Сѣчи, Скальковскаго; ОписаніеУкрайны, Боплана; Болгаре и Русь на Азовскомъ поморьѣ, ?ловайскаго; ?сто-рическое изслѣдованіе о мѣстоположеніи древняго Тмутараканскаго княжества, 1794 г.; Древняя Русская ?сторія до монгольскаго ига, Погодина; Польская колонизація Юго-западной Руси, Кулиша; и проч. и проч...

Нѣтъ сомнѣнія, что со временемъ по открытіи и обнародованіи древнихъ письменныхъ памятниковъ Арабскихъ, Греческихъ и Римскихъ, Венеціанскихъ и Генуэзскихъ, Литовскихъ, Польскихъ и Русскихъ, ?сторія Запорожскаго края во всѣхъ отношеніяхъ болѣе и болѣе раскроется и уяснится, расширится и пополнится: но, въ ожиданіи будущаго, необходимо дорожить и настоящимъ; надобно терпѣ ливо отовсюду собирать частички, группировать и соединять во едино, чтобы послѣ удобнѣе и легче было составить нѣчто цѣльное и стройное.


30

и по тѣмъ религіозно-гражданским событіямъ, какія когда-то, въ глубокую древность, происходили на ней, весьма замѣчательна и священна для насъ, сыновъ православной Россіи, вполнѣ достой-на благоговѣйнаго вниманія и набожной любознательности нашей. Приподнявъ завѣсу глубокой древности и священной ста-рины, всмотримся ближе въ ходъ историческихъ событій и, по мѣрѣ возможности, прослѣдимъ, какъ нѣкогда край нашъ озарялся радостнымъ свѣтомъ благодатной вѣры христіанской и какъ постепенно населялся онъ православными христіанами.

ГЛАВА I.

Святый апостолъ Андрей Первозванный; слѣды пребы-ванія его въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи; народная память о семъ; древніе насельники Алек-сандровскаго, Новомосковскаго и Павлоградскаго у ѣздовъ. Христіанство на Самарѣ и на святомъ Днѣпровскомъ островѣ-Монастыркѣ. Татары истребляютъ юную церковь Христову въ преяд ѣлахъ нашей епархіи.

Святый апостолъ Андрей Первозванный.

Нѣкогда, еще въ первомъ христіанскомъ вѣкѣ, святый апостолъ Андрей Первозванный проповѣдію о Христѣ Іисусѣ,

Quod potuil, fесі: mеlіога роtепtіоrеs fасіаnt! Что только было возможно, все то сдѣлано нами для уясненія положенія христіанской церкви въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи. Все, относящееся къ дѣлу, нами прочитано и провѣрено, взвѣшено и соображено.

Нѣкоторымъ изъ сообщаемыхъ нами свѣдѣній, особенно о событіяхъ въ предѣлахъ мѣстности, занимаемой нынѣ Екатеринославскою епархіею, до нашествія Моиголовъ, мы не придаемъ характера несо-мненной, аподиктической истины, значенія послѣдняго слова и въ наукѣ. ?злагая ихъ на основаніи живаго преданія и многихъ древнихъ мѣстныхъ рукописныхъ замѣток, мы частію повергаемъ ихъ на судъ настоящихъ спеціалистовъ, знатоковъ дѣла, а частію фактическое подтвержденіе ихъ предоставляемъ времени и послѣдующимъ историческимъ рааъясненіям.


31

огласивъ доставшіеся ему въ удѣлъ Вифинію и берега Чернаго моря на пути изъ Синопа чрезъ Херсонесъ въ Кіевъ и въ землю Славянскую, прибыжъ въ знаменитую Тавроскифію и, по вну-шенію свыше, положилъ начатки христіанства въ предѣлахъ нынѣшней кпкной Россіи, проповѣдавъ Христа Спасителя, сидев-шимъ во стране и сени смертней, жителямъ Черноморскаго поморія*. По выѣздѣ изъ Херсонеса, путешествуя разными мѣстами въ Кіевъ, святый первозванный апостолъ, на Днѣпрѣ, по причинѣ бурнаго и опаснаго плавані#, вынужденъ былъ остановиться, на нѣкоторое время, на одномъ обширнѣйшемъ каменистомъ островѣ, извѣ-стномъ въ старину, съ начала IX вѣка, подъ именемъ то Монас-тырки, то Монастырщины, то Остроеа монастырскаго, `) около ны-

`) Г. Лербергъ въ ?зследованіи своемъ къ объясненію дрееней Русской ?сторіи, а на основаніи увѣренія Лерберга, вслѣдъ за нимъ, и Преосвященный Макарій въ?сторіи христіанства до равноапостольнаго Князя Владиміра (стр. 22), пишут, будто островъ-Монастырка,-иа которомъ останавливался св. Андрей, находится на седмомъ днѣпров-скомъ порогѣ-Ненасытецкомъ; но это явная ошибка: ни въ древнихъ идрографическихъ картахъ, ни въ старинныхъ изслѣдованіяхъ исгори-ческихъ,-нигдѣ островъ Ненасытецкаго порога не называется Монастыр-кою, или Монастырскимъ; напротивъ симъ именемъ вездѣ называется обширный каменный островъ около нынѣшняго Екатеринослава, противъ архіерейскаго дома. Бопланъ въ 1620 году, описываетъ этотъ островъ такъ: Ниже Романова и Тарентскаго Рога и выше конскаго острова и кайдака (конечно, не новаго, а стараго) лежитъ Монастырскій островъ, крутый, высокій, окруженный скалами, возвышающимися на 25 и на 30 футовъ; одна толъко северная сторона его отложе. Посему остров сей и потопляется полноводіемъ. Въ длину имеетъ около 1000, а въ ширину 80000 шаговъ, и наполненъ ужами и другими змеями. У Мышецкаго островъэтотъ называется островомъ Каменнъшъ, по каменистому грунту земли. Въ 1747 г. Самарской Паланки полковникъ Кириллъ Красовскій подарилъ этотъ островъ въ собственность, въ вЪчное владѣніе Самар-


32

нѣшняго Екатеринослава, молился здѣсъ Господу объ оза-реніи всей страны сей свѣтомь Христовымъ, устроилъ здѣсь жертвенникъ и водрузилъ крестъ, `) какъ знамя побѣды и торжества христіанства надъ язычествомъ, свѣта надъ тьмою.

Следы пребыванія св. Андрея Первозваннаго въ преде-лахъ нынешней Екатеринославской епархіи; народная

память о семъ.

Съ того времени островъ этотъ сдѣлался памятнымъ и за-вѣтнымъ для всѣхъ -боголюбцевъ, сталъ предметомъ свя-щеннаго чествованія и благоговѣйнаго воспоминанія и по-клоненія для окрестныхъ жителей; а досточтимое имя святаго Андрея Первозваннаго сроднилось съ мѣстностію, освя-

скаго Пустынно-Николаевскаго монастыря. Въ 1775 г., по уничтоженіи Сѣчи, всѣ окрестностинынѣшняго Екатеринослава, тогдашняго селенія Половицы, съ осгровами и лѣсками достались князю А. А. Прозоровскому. Въ 1786 г. этотъ монастырскій островъ, по распоряженію князя Потемкина, предназначенъ былъ г. Екатеринославу для заведенія на немъ бота-ническаго сада при Университетѣ, который предполагалось устроить въ Екатеринославѣ. Но такъ какъ постройка Университета въ Екате-ринославѣ не состоялась; то, по распоряженію Правительства, въ 1797 г. островъ этотъ поступилъ въ Управленіе Лѣснаго Вѣдомства. Въ 1815-1825 гг. островъ этотъ точно, именовался Прозоровскимъ; но архіерейскій домъ, къ коему приписанъ Самарскій монасгыръ, распоряжался островомъ, какъ своею дачею, косилъ на немъ, какъ на своей собственности, сѣно и собиралъ дрова. Но когда и какъ, потомъ, островъ этотъ перешелъ въ частныя руки,—свѣдѣній о семъ нигдѣ и никакихъ нетъ. Отдѣльно существующій-Воронцовскій, в древности составлялъ одинъ нераздѣльный островъ.

`) "Святый Андрей, проходя съ силою слова, всюду воздвигалъ жертвенники, устраивалъ храмы и поставлялъ для вѣрующихъ пресви-теровъ". Родіоновъ. 3. ?стор... Статист... описаніе Таврической епархіи.


33

тилось въ памяти и въ устахъ народа, и переходило изъ вѣка въ вѣкъ, какъ имя святаго патрона и небеснаго покровителя страны нашей. Знаемъ положительно, что, въ концѣ XVI и въ XVII вѣкѣ, многіе изъ православныхъ русскихъ, поступая, въ предѣлахъ нынѣйшней Екатеринославской губерніи, въ казачество, оставляли прежнія свои имена и принимали имя св. Андрея; въ концѣ XVII и въ XVIII вѣкѣ многіе шанцы и слободы у запорожсмхъ казаковъ именовались Первозвановками; въ нѣкоторыхъ слободахъ церкви посвящены были имени и памяти святаго Андрея Перво-званнаго; въ настоящемъ городѣ Екатеринославѣ, ]) почти со времени основанія его, съ 1790 г., одна улица доселѣ называется Первозвановкою*.

Цревніе шселъники Александровскаго, Новоліосковскаго и Павлоградскаго уездовъ.

Мѣстность между Днѣпромъ и Дономъ, особенно по степ-нымъ рѣкамъ Самарѣ и Волчьей издавна, съ незапамятныхъ временъ, всегда была населена народомъ, постоянно кипѣла жизнію и дѣятельностію человѣческою. На этой-то исторической мѣстности, сѣверную часть древней знаменитой Геродо-

`) Для Азовской губерніи, на лѣвой сторонѣ Днѣпра, на устьѣ р. Кильчени въ р. Самару, близь запорожскаго городища Ноеоселицы, въ 1778 г. устроенъ губернскій городъ Екатеринославь 1-й, въ іюнѣ 1778 г. Азовская губернская канцелярія, со всѣми частями своего управленія, перешла въ новый городъ; въ 1781 г. Екатеринославъ 1-й имѣлъ уже 4 церкви,-2 православныя, 1 каголическую и 1 армянскую; 2 училища; жителей-купцовъ 270, мѣщанъ и цѣховыхъ 874. разнаго званія людей 1050,-всего 2194 д. Въ 1786 г. по причинѣ низменнаго и невыгоднаго мѣстололоженія своего, городъ перенесенъ на другую сгорону Днѣпра, на новое возвышенное мѣсто. и такимъ образомъ устроень Екате-ринославъ ІІ-й, нынѣ существующій городъ**.

2. 55


34

товой Гилеи `), и плодоносныя степи пресловутыхъ земле-

дѣльческихъ Скифовъ, ` или нынѣшніе уѣзды—Александров-

скій, Новомосковскій и западную часть Павлоградскаго уѣз-

да въ первомъ христіанскомъ вѣкѣ занимали Роксаланы

`) Описывая въ свое время, за 444 г. до Р. Хр., мѣстность древней Европейской Скифіи и положеніе рѣкъ ея, Геродотъ говоритъ между прочимъ: "....четвертая рѣка въ Скифіи Борисфенъ,-самяя большая по величинѣ, а по благотворному вліянію на плодородіе всего больше подобна Нилу.... (IV. 53), пятаярѣка Пантикапея.... и онатечетъсъсѣвера изъ озера, а земли между нею и Борисфеномъ находятся во владѣніи земледѣльческихъ Скифовъ. Рѣка эта, миновавъ Гилею, соединяется сь Борисфеномъ... Рѣка Пантикапея втекаетъ въ Гилею и внѣ этой области соединяется съ Борисфеномъ (IV, 53)... Какъ только отъ Гипаниса (Буга) переступить Борисфенъ, первая область отъ Чернаго моря будетъ Гилея (лѣсная область), а къ сѣверу отъ нея поселенія земледѣльческихъ Скифовъ. Область этихъ земледѣльческихъ Скифовъ простирается на три дня пути до р. Пантикапеи, идякъ сѣверу на одиннадцать дней пути вдолъ Борисфена". Рѣку Пантикапею (Рапіікаріз) необходимо отличать отъ города Пантикапеи (Рапіікараіоп), существовавшаго когда-то на берегу Босфора Киммерійскаго, нынѣшняго Керченскаго пролива. "Далѣе большая пустыня, а за пустынею (въ сѣверо-восточной части нынѣшняго Павлоградскаго уѣзда) обитаютъ Андрофаги,-особый, не скифскій народъ". (IV). Новѣйшія изслѣдованія многихъ ученыхъ, особенно Гильфердинга и Воцеля, профессора Прагскаго университета, положительно утверждаютъ, что подъ пятою рѣкою Геродотовской Скифіи-Пантикапеею, слѣдуетъ разумѣть не Черную Долину, не Кенгли Цвресси, какьдумалъ когда-то Сесгренцевичъ (?стор. царства Херсониса-Таврическаго т. I, стр. 153) и не Конскія воды въ нынѣшнемъ Александровскомъ уѣздѣ, Екатеринославской губерніи, какъ утверждали доселѣ многіе (см. Славян. Древн. Шафарика т. I, кн. 2, стр. 162, 1837 г ), а нынѣшнююрѣку Самару, около Новомосковска. Еслитакъ, то, конечно, сѣверную часть Гилеи и плодоносныя степи земледѣльческихъ Скифовь нужно предполагать въ нынѣшнемъ Александровскомъ уѣздѣ Екатеринославской губерніи, въ западной части Павлоградскаго уѣзда, и въ Новомосковскомъ.


35

(Рос-Аланы), — народъ древнеславянскаго,— южно-русскаго племени `).

Около 260 года по Р. Хр. появилисъ и скоро усилились въ этой мѣстности Готфы, переселившіеся сюда 2), изъ поморія Балтійскаго Готфы, какъ народъ мужественный и воин-ственный, усердно заселяли этотъ край собою и своими плѣн-ными славянами; послѣ каждаго нападенія на Греческую ?м-перію, Готфы приводили изъ Галатіи и Вифиніи, изъ Трапе-зунта и Каппадокіи многочисленныя толпы Славянъ въ томъ числѣ священниковъ и клириковъ (Готфская епарх. въ Кры-му. Журн. Минист. Нар. Просв. 1873 г. янв.) и поселяли ихъ здѣсъ*. Число плѣнныхъ христіанъ-славян; съ года на годъ, болѣе и болѣе увеличивалось въ этой мѣстности. Побѣ-дители-Готфы ничемъ не стѣсняли своихъ плѣнныхъ славянъ;

`) Страбонъ говоритъ, что въ I вѣкѣ по Р. Хр. между Дономъ и Днѣпромъ жили Роксаланы; онъ считаетъ ихъ самыми сѣверными изъ извѣстныхъ ему Скифовъ. Въ III и IV в.в. Роксаланы обитапи выше Меотиды (Азовскаго моря), къ сѣверу отъ Понта. Іорнандъ, римскій писатель VI в., въ числѣ народовъ, подвластныхъГотфамъ, упоминаетъ о Роксаланахъ, разсказываетъ исторію Санелги и братьевъ ея-Саруса и Амміуса. Многіе историки въ имени Санелги видятъ коренное древнерусское имя Олъга, Елга, Олегъ, Волга; въ имени Аліміусь-пазъяте Міусъ и Калміусъ,-двухъ рѣкъ, впадающихъ въ Азовское море и протекающихъ въ странѣ древнихъ Роксаланъ.

Въ V, VI, VII и VIII в.в. главная масса Роксалановъ, мало по малу, сосредоточилась на среднемъ теченіи Днѣпра, къ сѣверу отъ пороговъ, въ краю обильномъ цвѣтущими полями, рощами и текущими водами, въ сторонѣ отъ южныхъ степей, слишкомъ открытыхъ вторженію кочевыхъ народовъ (?ловайскій). Отъ этихъ-то Роксалановъ Русь Новгородская и Смоленская, Кіевская и Черниговская знала о народахъ на югѣ Россіи и положеніи ихъ; ихъ-то разсказами увлекаясь, всѣ смѣлые и храбрые стремились съ сѣвера на югъ, сь целію легкой наживы.

:) Нужнымъ считаемъ замѣтить и оговориться при этомъ, что при скудности и сбивчивости историко-географическихъ свѣдѣній о народахъ сь 1-го в. по Р. Хр. до XII в. своими постоянными смѣ-


36

а природа щедро доставляла имь здѣсь все необходимое для жизни и съ избыткоіііъ вознаграждала всѣ труды ихъ. Довольные своимъ положеніемъ, Славяне въ средѣ язычниковъ открыто исповѣдывали христіанскую веру, часто посещали святый Островъ на Днѣпрѣ и благоговѣйно молились на мѣс-тѣ богоугодныхъ подвиговъ св. Андрея Первозваннаго, озна-комили своихъ побѣдителей-Готфовъ съ истинами и богослу-женіемъ Православной христіанской церкви, привыкшихъ къ грабежу и жестокости научили кротости и благочестію, и про-свѣтивъ святымъ крещеніемъ, сдѣлали многихъ изъ нихъ рев-ностными христіанами `). Не имѣя положительныхъ письмен-ныхъ документовъ, на основаніи только нѣкоторыхъ мѣст-ныхъ данныхъ, можемъ предполагать, что, по передвиженіи Готфовъ отсюда ниже на югъ и ближе къ Крыму, Славяне-

нами и непрерывнымипередвиженіями волновавшихъ нынѣшнюю Южную Россію и Крымскій Полуостровъ, въ исторіи доселѣ неустановлено единообразнаго, яснаго, опредѣленнаго и раздѣльнаго взгляда на древнихъ обитателей нынѣшней Екатеринославской епархіи, да и невозможно установить. Всѣ почти народы, переходя изъ Азіи въ Европу, не только проходили предѣлы нынѣшней Екатеринославской епархіи, но и останавливались здѣсь надолго, вытѣсняя и смѣняя другъ-друга; на правой сторонѣ Днѣпра земля была нехороша, а на лѣвомъ берегу, напротивъ, отличные и плодоносные луга невольно привлекали и располагали кочующіе народы къ долговременному пребыванію на оныхъ. (Нестор, объясненный Шлецеромъ ч. I, 105). При Самарѣ, на нынѣшнихъ степяхъ Новомосковскаго уѣзда, на богатомъ тамошнемъ черноземѣ, по свидѣтельству историковъ, Скифы успѣшно занимались хлѣ-бопашесгвомъ и разведѣніемъ знаменитых белыхъ (царскихъ) коней. Даже въ 1620 г. Бопланъ писалъ: "Самара весьма обильна рыбою, а окрестности ея замѣчательнычрезвычайнымъбогатствомъ въ медѣ, воскѣ, дичинѣ и строевомъ лѣсѣ, такъ что едва-ли какое-либо мѣсто можетъ сравниться въ семь съ окрестностями Самары".

`) Церковный историкъ Сократъ о началѣ христіанства между Готфами говоритъ такъ: ...почти всѣ варвары приияли христіанство... многіе священники уводимы были изь пограничныхъ мѣстъ


37

плѣнники остались здѣсь и около 350 г. на святомъ Островѣ днѣпровскомъ, какъ христіане, имѣли уже молитвенный домъ, можетъ бытъ, даже на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ стоялъ крестъ святаго Андрея Первозваннаго. Послѣ тяжкихъ страданій и муче-ничесхой кончины, въ 372 г., святаго Саввы Готфскаго, многіе изъ учениковъ и послѣдователей его, скрываясь отъ гонителей, одни бѣжаіи изъ Готфіи въ Каппадокію, а другіе нашли себѣ тихій и спокойный пріютъ на семъ святомъ Островѣ.

Въ концѣ V и въ началѣ VI вѣка (470-505 г.) сѣверные берега Азовскаго и Чернаго морей и верхнюю оконечность Тавриды заняли Болгары и Угры;* подъ ихъ защитою и охраною множество славянъ изъ другихъ христіанскихъ странъ перешло въ Тавриду, а многіе изъ нихъ поселились по р. Самарѣ и около Днѣпра, въ нынѣш-нихъ-Александровскомъ и Новомосковскомъ и отчасти въ Павло-градскомъ уѣздахъ. Съ этого времени въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи славянскій элементъ въ народонасе-леніи, конечно, не сплошною массою, сдѣлался преобладаю-щимъ; православная христіанская вѣра стала господствующею; святый Островъ на Днѣпрѣ около нынѣшняго Екатеринослава

и жили между ними. Такъ какъ они тамъ исцѣ ляли больныхъ и прогоняли злыхъ духовъ чрезъ призываніе имени Христа Сына Божія, и при томъ вели безпорочную жизнь и своими добродѣтелями отражали насмѣшки; то варвары удивлялись имъ и считали дѣломъразумнымъ и богоугоднымъ подражать людямъ лучшимъ себя и почитать Бога такъ, какъ они почитаютъ. Они испрашивали совѣта, что дѣлать, были наставляемы, получали крещеніе и посѣщали храмы (Церк. истор., 2, 16). Василій Великій въсловѣ о воплощеніи говоритъ: "Варвары, которымъ врождена дикость нравовъ,.... какъ только уразумѣваютъ ученіе Христово, тотчасъ отъ войны обращаются къ земледѣлію; вмѣсто того чтобы сражаться съ

оружиемъ вь рукахъ, воздвигаютъ руки на молитву смерть презираютъ

и бываютъ мученниками за Христа". Многіе изъ историковъ все это относятъ прямо къ придкѣпровскимъ Готфамъ.


38

служилъ центромъ вѣрующихъ, главнымъ пріютомь и при-бѣжищемъ для всѣхъ православныхъ славянъ, при удовле-твореніи духовныхъ нуждъ и религіозныхъ потребностей ихъ.

Сарматы, Сауромоты, мидійскіе уроженцы, за 400 лѣтъ до Р. Хр. перешедшіе въ Европу, послѣ долговременныхъ странство-ваній по разнымъ мѣстамъ между Дономъ и Чернымъ моремъ, между Дунаемъ и Вислою, между Балтійскимъ и Ледовитымъ мо-рями, въ началѣ VII в. нашей эры остановились, наконецъ, около Днѣпра, заняли всю нагорную часть Тавриды и долго жили здѣсь съ Роксаланами, занимаясь только рыбною ловлею и военною до-бычею; говорили они по-славянски, нарѣчіемъ ?ллирійцевъ, и знакомы были съ ученіемъ и богослуженіемъ христіанской церкви; главное городище ихъ было недалеко отъ Днѣпра — Савромара, въ просторѣчіи называвшаяся — Самарою при рѣкѣ того же имени (агх-8аигошагІ8, ѵи1§о ѵосаіиг 8аташ сит е^зсіет потііш Питіпе).*

Въ 678 году на восточныхъ и сѣверныхъ равнинахъ Тавриды и около Днѣпра, въ близкомъ сосѣдствѣ съ Сарматами, посели-лись, временно, Казары, исповѣдывавшіе вѣру іудейскую и маго-метанскую.** Въ здѣшнихъ странахъ Казары отличались отъ другихъ тюркскихъ пришельцевъ болыпею человѣчностію и отно-сительною образованностію; при воинственномъ характерѣ они были разсудительны и религіозны; а потому Самарянскіе (Самар-скіе, жившіе по р. Самарѣ) Славяне вмѣстѣ съ Роксаланами-Ан-тами подчинились имъ безъ особеннаго сопротивленія и не бѣжа-ли отъ нихъ изъ своихъ мѣстъ, подобно тому, какь часть Гот-фовъ, незадолго передъ симъ, бѣжала отъ Гунновъ ]).

`) Сестренцевичъ утверждаетъ, что Казары были истинные Славянскіе
Сарматы.... что Казары говорили по-славянски.... что Болгары и Казары
имѣли одно нарѣчіе, которое было славянское т. II, стр. 98, 99.


39

Сестренцевичъ, на основаніи историческихъ данныхъ, утвер-ждаетъ, что Сармато-Казары, по соединеніи своемъ, были такъ сильны и мужественны, что около 750 г. помогли греческому ?мператору Константину V одержать побѣду надъ Сарацынами. Довольный сею побѣдою, ?мператоръ изъявилъ Сармато-Каза-рамъ полное свое удоволъствіе, обѣщалъ имъ высокое свое по-кровительство, прозвалъ ихъ Казаками, писалъ къ одному Ко-ролю, своему сосѣду, и просилъ его также на будущее время назы-вать ихъ не Казарами, а Казаками*. Съ того времени, по выходѣ отсюда Сарматовъ и Казаръ, число Славянъ, около Днѣпра и на Самарѣ весьма увеличилось выходцами изъ Полыпи, кои время отъ времени болѣе и болѣе присоединялись къ нимъ (Т. 2, 25).

Христіанство на Самаре и на св. днепровскомъ острове-Монастырке

Въ Казаріи, среди Казаръ и при дворѣ Кагана, жило много славянъ-промышленниковъ и торговцевъ, плѣнныхъ и служи-лыхъ людей (Гильфердингъ). Съ юга и сѣвера окруженные хри-стіанами, при частыхъ житейскихъ и торговыхъ сношеніяхъ съ сосѣдями своими и съ пришельцами Славянами, Казары доста-точно ознакомились съ христіанскою религіею, узнали сущность и всю правоту ея и вмѣстѣ съ тѣмъ поняли нелѣпость іудейской вѣры и магометанской. Послѣ долгихъ нравственныхъ колебаній и душевныхъ смущеній и недоумѣній, Каганъ-Казарскій чрезъ пословъ своихъ просилъ греческаго ?мператора и Патріарха при-слать въ Казарію мудраго и благочестиваго мужа, который бы въ преніяхъ о вѣрѣ одолѣлъ Евреевь и Сарацынъ, научилъ Ка-заръ закону Божію и указалъ бы имъ истинный путь ко спасенію. Во исполненіе сей просъбы, ?мператоръ греческій Михаилъ III


40

и Патріархъ ?гнатій отправили въ Казарію, для богословскихъ преній и съ миссіонерскими цѣлями, смиренныхъ и ученыхъ подвижниковъ-Кирилла и Мефодія, знакомыхъ съ Славянами, съ ихъ образомъ жизни, съ ихъ нравами и обычаями, по Константи-нополю, по Солуни и по многимъ Славянскимъ землямъ. Въ 858 году прибывъ въ Херсонесъ, Кириллъ выучился здѣсь беседе и книгамъ жидовскимъ и чтенію книгъ Самарянскихъ-спд.ъя.нстхъ народовъ, жившихъ по р. Самарѣ; святые братья-проповѣдники нашли здѣсь Евангеліе и псалтырь `), писанные русскими письме-нами (по мнѣнію однихъ, восточно-славянскаго, болгарскаго, перевода, бывшаго въ употребленіи у славянъ-христіанъ епархій Херсонской и Боспорской и русскаго Тмутараканскаго княжества, а по мнѣнію другихъ, — Готфскаго, Ульфилина перевода, близкаго къ славянсхкаму), и человека обрели, гпа-голющего тою (русскою) беседою, беседовали съ нимъ и силу речи пріимъ, своей беседы прикладая различная письмена, гласная и согласная и кь Богу молитву творя, ескоре начали чести и сказовати (читать и говорить). Въ Казаріи, при дворѣ Кагана, успѣхъ святыхъ проповѣдниковъ Христовой истины, на первый разъ былъ вообще невеликъ, такъ какъ, по вразумленію и убеждѣнію ихъ, приняли христіанскую вѣру и крестились въ то время только самъ Каганъ и съ нимъ 200 человѣкъ: но родное слово славянскихъ проповѣдниковъ глубоко пало въ душу тѣхъ Славянъ, которыхъ они встрѣчали, во время своего пребыванія и путешествія, въ предѣлахъ нынѣшней южной Россіи, а особенно по р. Самарѣ 2) и

`) "Народы, принимавшіе вѣру отъ Византіи, обыкновенно получали священное Писаніе на своемъ родномъ языкѣ; вмѣстѣ съ тѣмъ у нихъ развивалась и своя собственная письменность". ?ловайскій.

2) "До прихода Печенѣжскихъ ордь, племена Антовъ изь отрасли Роксалановъ, передвинувшихся на жительство къ Кіеву, жили почти сплошь отъ Днѣпра до Азовскаго моря". ?ловайскій. Болгаре и Русь на Азовскомъ поморьѣ.


41

около Днѣпра. На этомъ основаніи 0. Сестренцевичъ справедливо замѣчаетъ, что успѣхи св. Кирилла у Казаръ, по силѣ своей, ока-зались столь удивителъны и прочны, что Казары, въ послѣдствіи вре-мени наставляемые и руководимые священниками, оставленными у нихъ Кирилломъ и Мефодіемъ, не преставали уже исповѣдывать христіанскій законъ, вскорѣ завели у себя множество монастырей и другихъ уединенныхъ обителей, `) устроили на берегахъ Дона городъ Саркелъ, или бѣлый городъ, назначивъ его для защищенія своихъ воиновъ и пожитковъ отъ предпріятій хищныхъ Печенеговъ, 2) городъ Сѣверскій, городъ Лебедіанъ, на вершинѣ великаго ?нгула, впадаю-щаго въ Бугъ, 3) и много другихъ городовъ и укрѣпленій. Послѣ всего сказаннаго и по силѣ нѣкоторыхъ соображеній, имѣемъ пол-ное основаніе предполагать, что въ это время въ Самарѣ,-въ глав-номъ Сармато-Роксаланскомъ городищѣ, при р. Самарѣ, существо-валъ уже молитвенный домъ, или другое какое нибудь, подобное ему, святилище, гдѣ руководимые чувствомъ христіанскаго благочестія, Сарматы-Казары и Роксаланы-Анты въ молитвахъ ко Господу изливали свои души и испрашивали у Него всѣхъ благъ для себя. Около этого именно времени, видимъ, рѣка Самара получила наиме-нованіе священной реки, а вода изъ Самары стала почитаться въ народѣ святою и целительною (запсіа, запсШІса, ѵіѵіГіса). Рыбаки Самарскіе, изъ племени Роксалановъ-Антовъ, святою жизнію своею и богоугодными, молитвенными подвигами извѣстны были уже далеко за Самарою и привлекали къ себѣ многихъ вѣрующихъ 4).

х) ?стор. Царст. Херсонес. Таврич. т. 2, стр. 106, 1806 г. 2)Т. 2, стр. 107.

3) Т. 2, стр. 110.

4) ?зъ Руси Новогородской и Смоленской, Кіевской и Пе-
реяславской, въ древнѣйшія времена многіе часто путешествовали
въ богатый и заманчивый Кокстантинополь по Днѣпру, минуя


42

Съ начала ІХ-го вѣка, особенно послѣ крещенія Руси въ Кіевѣ, при Аскольдѣ и Дирѣ, сношенія православныхъ рус-скихъ, и преимущественно изъ племени Роксалановъ и Варяго-руссовъ съ константинопольскими греками и южными сла-вянами сдѣлались болѣе близки и постоянны: изъ хрис-тіанской Руси часто многочисленныя дружины княжескія, а еще чаще цѣлые торговые караваны ходили на югъ Россіи и въ Константинополь по Днѣпру и Черному морю. Во время пла-ванія своего по Днѣпру въ Константинополь православные

страшные днѣпровскіе пороги, какъ купеческіе торговые караваны3 такъ и княжескія дружины, пользуясь теченіемъ воды внизъ, хоть съ трудомъ, проходили большею частію счастливо и безопасно; для этого чаще всего, не вытаскивая своихъ лодокъ на берегъ, они проводили ихъ у самаго берега по мелкому каменистому дну, или же спускали по быстринѣ воды. Но какъ и какимъ путемъ возвращались изъ Константинополя на родину? Если плаваніе чрезъ днепровскіе пороги внизъ, по теченію воды предсгавляло много трудностей, представляло много и неудобствъ: то вверхъ, противъ теченія воды, оно было уже совершенно невозможно; а переволакивать лодки и барки, суда и струги по сушѣ мимо всѣхъ пороговъ, на разстояніи 40 или 50 верстъ превышало силы человѣческія. Потому то шедшіе или возвращавшіеся изъ Константинополя въ Кіевъ держались уже большею частію другаго пути, именно: изъ Чернаго моря пускались Керченскимъ проливомъ въ Азовское море, изъ этого моря плыли рѣкою Міусомъ; отсюда около версты шли волокомъ въ Волчью воду (р. Волчью), изъ нея въ р. Самару, а изъ Самары уже въ Днѣпръ. Нынѣшнія степныя рѣки Міусъ, Волчья и Самара съ своими притоками въ древнія времена были огромны и глубоки; даже въ концѣ XVII вѣ ка онѣ были еще судоходны. Съ половины IX вѣка по основаніи на югѣ Россіи русскаго Тмутараканскаго княжества, этотъ путь, какъ изъ Кіева въ Тмутараканъ, такъ и обратно для всѣхъ путешественниковъ, особенно русскихъ, былъ извѣстнымъ и самымъ обыкновеннымъ. Послѣ этого ясною и понятною становится для насъ та глубокая священная древность, которую оставила за собою р. Самара и мѣстность, занимаемая нынѣ Самарскимъ-Пустынно-Николаевскимъ монастыремъ. Самара впадала въ ДнѢ пръ точь-въ-точь насупротивъ того священнаго


43

русскіе постоянно останавливались для временнаго отдыха какъ на перепутъѣ, на святомъ Островѣ днѣпровскомъ, около ны-нѣшняго Екатеринослава. Въ Константинополѣ по нѣскольку мѣсяцевъ сряду жили они, по указанію и распоряженію гре-ческаго Правителъства, при монастырѣ св. Мамонта. Въ 870 году съ русскими купцами выѣхали изъ Константинополя въ Кіевъ нѣсколъко греческихъ монаховъ, между коими былъ одинъ изъ богатыхъ Константинополъскихъ купцевъ; достигши св. Острова на Днѣпрѣ и плѣнившисъ разсказами о святости

и приснопамятнаго Монастырскаго острова, на которомъ нѣкогда останавливался, молился и водрузилъ крестъ св. апостолъ Андрей Первозванный. Значитъ, островъ этотъ на такъ называемомъ греческомъ пути для всѣхъпутешествовавшихъсъсѣвера наюгъ служилънасгоящимъ перепутъемъ, главнымъ средоточнымъ пунктомъ; отсюда уже рѣчной днѣпровскій путь раздѣлялся на два рукава, и путешественники, послѣ молитвы и отдыха на святомъ Островѣ одни отправлялись съ него въ Черное море, а другіе чрезъ Самару, Волчью и Міусъ въ Азовское, изстари называвшееся русскимъ. Отсюда-то, вѣроятно, и произошло мнѣніе нѣкоторыхъ средневѣковыхъ историковъ и географовъ, утверждавшихъ, будто Днѣпръимѣетъ дварукава,—однимъ изливается въ Черное море, а другимъ-въ Азовское. ?зъ всего этого ясно видно, что какъ святымъ Островомъ на Днѣпрѣ, такъ и Самарою поддерживались и скрѣшіялись въ то время всѣ политическія связи, всѣ родственныя и торговыя сношенія и сообщенія между Русью Кіевскою и Черниговскою, съ одной стороны, и Тмутараканскою, съ другой: неудивительно послѣ этого, что въ X вѣкѣ, особенно въ XI и XII вѣкахъ изъ русскихъ людей многіе вліятельные и далъновидные, какъ напр. особенно великій князь Мстиславъ ?зяславичъ, все вниманіе и всѣ заботы свои обращали на то, какъ бы защитить, укрѣпить и удержать за собою мѣстносіь святаго Днѣпровскаго Острова и поселенія на Самарѣ такъ какъ это были перепутъя, главныя ихъ попутныя станціи, единственные твердые опорные пункты при всѣхъ путешествіяхъ и стремленіяхъ ихъ, по разнымъ цѣлямъ, съ сѣвера на югъ: а потому дѣло очень естественное и возможное, что въ этихъ главныхъ укрѣпленныхъ мѣстахъ существовали въто время огражденныя церквицы и постоянные при нихъ молитвенники и богомольцы.


44

мѣста сего, красивыми видами и богатою природою его, монахи полюбили этотъ святой Островъ, избрали его, для себя мѣстомъ молитвенныхъ подвиговъ и остались здѣсь на всегдашнее жи-тельство со всѣмъ тѣмъ богатствомъ и со всею тою святынею, какія вывезли изъ Константинополя и имѣли при себѣ.

Въ 957 году набожная и благочестивая великая княгиня Кіев-ская Ольга, плывя Днѣпромъ въ Константинополь, долго прожи-вала на святомъ днѣпровскомъ Островѣ со всѣми своими спут-никами, съ одной стороны, въ ожиданіи прекращенія сильной многодневной бури. непозволяющей никому пройти безопасно Днѣпровскіе пороги, а съ другой, опасаясь за порогами нападенія дикихъ, хищныхъ и жестокихъ Печенѣговъ `). Сопутствовашій великой княгинѣ, епископъ Григорій 2), при содѣйствіи самарс-кихъ рыбаковъ, жившихъ на островѣ монаховъ и своихъ прибли-женныхъ, устроилъ здѣсь особенную церковицу и совершалъ въ ней богослуженіе.

Въ 988 году Великій Князь Кіевскій Владиміръ, съ много-численною дружиною плывя по Днѣпру въ Херсонесъ, останав-ливался на семъ священномъ днѣпровскомъ Островѣ, благого-вѣйнымъ взоромъ осматривалъ всю мѣстность его и любовался здѣсь видами богатой природы. Самарянскіе, Самарскіе рыбаки для Великаго Князя и для всей дружины его готовили здѣсь пищу и показывали имъ всѣ замѣчательности острова.

`) "Окопо ДнѣпровскихъпороговъкочевалиПеченѣги, гдѣ и по нынѣ (1828 г.) находится могила, называемая Святославою, по имени Святослава, князя Россійскаго, котораго въ 972 г. Печенѣги убили и, снявъ черепъ съ головы, употребляли его вмѣсто чаши".

2) По мнѣнію нѣкоторыхъ, этотъ Григорій былъ пресвитеръ.


45

Съ начала X столѣтія Островъ сей для всѣхъ христіанъ, пла-вавшихъ по Днѣпру, сдѣлался уже становищемъ, главною став-кою, открытою пристанью, мѣстомъ пріюта и временнаго отды-ха, подобно тому, какъ нѣсколъко ниже, около нынѣшняго Алек-сандровска, Хортица — островъ св. Георгія была, въ тоже время, главною ставкою для Хазаръ и Печенѣговъ, для Половцевъ и лрочихъ язычниковъ.

Съ 1030 годовъ изъ племени Кумановъ или Половцевъ `), многіе жившіе по рѣкѣ Самарѣ, съ чувствомъ благоговѣйнаго вниманія часто посѣщали святый Островъ на Днѣпрѣ, набожно молилисъ и постились здѣсь; на семъ, Островѣ, чрезъ христіанъ, нѣкоторые изъ Половцевъ ознакомились съ истинами христіанской вѣры и узна-ли сущностъ ея; есть много основаній предполататъ 2), что здѣсъ въ 1094 тоду просвѣтилась св. крещеніемъ и сдѣлаласъ христіан-кою дочъ Хана Половецкаго Тугоркана 3), вышедшая, вскорѣ послѣ сего, замужъ за Великаго Князя Кіевскаго Святополка, а въ 1107 году крестились здѣсь дочери двухъ другихъ Хановъ Поло-вецкихъ, названныя въ нашихъ лѣтописяхъ Аэтами, изъ коихъ одна

`) "Около 1030 г. Половцы отрѣзали Тмутараканскую землю отъ Кіевской Руси, "ызотняли у Руси пути; греческій, т. е. Днепръ-бе путъ изъ Барягъ вь Греки; Солянный, т. е. по которому русскіе промышленники Ѣздили въ Крымъ за солью, и Залозный, при урочищѣ Лозоваткѣ... и затруднили между ними сообщеніе". А главные пункты этого сообщенія были, какъ извѣстно, святый Островъ на Днѣпрѣ и укрѣпленныя жилыя мѣста на р. Самарѣ

2) По наслѣдственному живому народному преданію, Запорожцы въ
XVIII вѣкѣ разсказывали объ этомъ, какъ о несомнѣнномъ фактѣ,
конечно, съ разными варіаціями и прибавленіями.

3) "Вь 1096 г. Половецкій князь Тугорканъ долго осаждалъ городъ
Переяславъ, между двухь рѢкъ-Трубежа и Альты, но съ урономъ прочь
былъ отбихъ". Б. Кам.


46

вьшла за Юрія, сына Владиміра Мономаха, а другая за Свято-слава, сына Олега Черниговскаго :)*.

Съ 1054 по 1078 г. угодникъ Божій, преподобный Никонъ Пе-черскій шесть разъ путешествовалъ по Днѣпру изъ Кіева въ Тму-таракань и изъ Тмутаракани въ Черниговъ и Кіевъ, и каждый разъ останавливался, для отдыха, на Самарѣ и на святомъ островѣ-Монастырке, противъ возвышенной равнины на другой сторонѣ Днѣпра, и всегда проживалъ здѣсь долгое время, поучая насель-никовъ Самары и святаго острова закону Божію и своими молит-вами видимо низводя на нихъ благословеніе Божіе.

Татары истребляютъ юную церковь Христову въ пределахъ нашей епархіи.

Въ 1223 г. дикіе орды Татаръ, вторгшись изъ Азіи въ Европу, опустошили степи половецкія и направляли путь на Россію**. Узнавъ объ этомъ, Великій Мстиславъ Галицкій, на совѣтѣ съ прочими князьями въ Кіевѣ, положилъ

`) "Южно-русскія племена, среди своей воинственной полуказацкой жизни, мало заботились о прочномъ нравственномъ подчиненіи себѣ чуждыхъ народностей и отличались терпимостію ко всякимъ вѣрамъ. Въ южной Руси встрѣчаемъ всякіе народности и вѣры,—Евреевъ и Латынянъ, Армянъ, Магометанъ и Язычниковъ, Торковъ, Берендѣевъ и Турнѣевъ, Печенѣговъ и Половцевъ, которыхъ никто и не думалъ обращать въ Православіе. Но изъ южной Руси св. Вѣра проникала въ степныя вежи инородцевъ. Есть извѣстія о крещеніи нѣкоторыхъ половецкихъ князей; крестились половецкія княжны, на которыхъ нерѣдко женились русскіе князья; крестнлись шіѣнники изъ степей и разныя люди, поступавшіе на службу къ русскимъ князьямъ. Послѣ страшнаго пораженія ГІоловцевъ Мономахомъ въ 111 і г. на р. Сальницѣ (недалеко отъ Самары) множество степняковъ обратилось ко Христу".~Руководство кь Русск. Церков. ?стор.-Знаменскаго.


47

не допускать врага до отечества и поразить его внѣ предѣловъ Россіи въ степяхъ половецкихъ. Для этого русскіе князья съ огром-нымъ числомъ войска, весною 1224 года, отправились изъ Кіева на встрѣчу врагу, шли Днѣпромъ и сухопутью, правымъ и лѣвымъ берегомъ его, достигли до святаго Монастырскаго острова, за-няли всю возвышенную мѣстность нынѣшняго Екатеринослава, основали и устроили здѣсь главный станъ и укрѣпленный лагерь. Когда русскія войска здѣсь трудились и работали, передовая дру-жина, подъ началъствомъ князя Галицкаго Мстислава Удалаго, въ порывѣ славолюбія, ушла далѣе, встретилась съ Татарами на р. Калкѣ, около нынѣшняго Маріуполя, сразилась съ ними и потер-пѣла пораженіе. Послѣ ужасной рѣзни, Татары шли далѣе за остатками разбитой передовой дружины, достигли главнаго укрѣпленнаго лагеря русскихъ войскъ, разбили и заняли его, истребили множество рати и князей, ограбили и раззорили посе-ленія на р. Самарѣ и монастырь на святомъ днѣпровскомъ Ост-ровѣ и на всю окрестную мѣстность навели ужасный, паническій страхъ `).Жестокія дѣйствія Татаръ, неукротимая злоба ихъ окон-чательно истребили юное христіанство, только что возродившееся на святомъ днѣпровскомъ Островѣ и на Самарѣ, совершенно разогнали и разсѣяли малое стадо Христово, едва толысо начав-шее духовную жизнь свою о Господѣ. Мѣстность нынѣшней Ека-теринославской епархіи запустѣла и, покрытая мракомъ и тьмою, на долгое время, сдѣлалась пристанищемъ для дикихъ звѣрей и птицъ.

`) "Монголы шли кь Чернигову и Новгородъ-Сѣверску, предавая все на пути огню и мечу; оть Новгородь-СѢверска внезапно повернули уже на востокъ,-въ великую Бухарію".



Реклама на сайте
Яндекс цитирования

Рассылки Subscribe.Ru
Генеалогическое древо семьи