ГЛАВАѴШ.

Новое устройство въ Запорожьѣ; новороссійская губернія;

увеличеніе православныхъ христіанъ; смятенія и вол-

ненія въ Запорожьѣ; уничтоженіе запорожской Сѣчи; уч-

режденіе епархіи и открытіе ея.

Новое устройство въ Запорожье; Новороссійская губер-нія; увеличеніе православныхъ христіанъ.

Съ воцареніемъ ?мператрицы Екатерины ІІ-й, въ 1762 г. начался новый завершительный періодъ въ исторіи православной церкви Христовой въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи. Согласно желанію Государыня ?мператрицы, Командиръ шндмилицейскаго корпуса и Украинской линіи, генералъ-поручикъ Мельгуновъ, въ самомъ началѣ своихъ дѣйствій въ Запорожьѣ, все вниманіе обратилъ на то, чтобы, съ одной стороны, всѣмъ пре-бывающимъ уже жителямъ запорожскихъ земель дать жизнь порядочную и спокойную, а съ другой стороны, чтобы и осталъныя запорожскія обширныя пустыни и безлюдныя степи заселить способнымъ христіанскимъ народомъ, къ земскому хозяйству и къ военной службе равно устроеннымъ. По плану Мельгунова, Высочайшимъ указомъ отъ 22 марта 1764 г. въ запорожскихъ зем-


94

ляхъ открыта Новороссійская губернія, съ уѣздами и двумя главными провинціями—Елисаветинскою съ Новою въ ней Сер-біею, съ Ново-Слободскимъ полкомъ и крѣпостію св. Елисаветы, и Екатерининскою, коей подчинены были Славяно-Сербія, Укра-инская линіи и Бахмутскій казачій полкъ. Въ результатѣ всего это-го оказалось то, что въ короткое послѣ сего время обширныя сте-пи въ паланкахъ запорожскаго казачества, дѣйствительно, засе-лились разнообразными пришельцами изъ славяно-русскаго пра-вославнаго народа. Въ это же время Кошевый Сѣчеваго казаче-ства Кальнишевскій, для продоволствія своего товариства хлѣ-бомъ, съ своей стороны, всѣ усилія употреблялъ на умноженіе въ Запорожьѣ рабочаго народа; для этого многихъ семейныхъ Воло-ховъ, Молдаванъ и Болгаръ онъ перевелъ на свой счетъ изъ Новой Сербіи, изъ Польши и Буджака и поселилъ ихъ въ Кайдакской па-ланкѣ близъ пороговъ, съ тѣмъ непремѣннымъ условіемъ, чтобы новые поселенцы занимались хлѣбопашествомъ, пахали бы землю и сѣяли рожъ. А въ 1770 году Комаидиръ запорожской флотиліи Цанило Третьякъ отбилъ, при Кинбургѣ, у хана Крымскаго ясырь (взятыхъ въ плѣнъ) Волоховъ и жидовъ муж. и женск. пола 673 души и прислалъ въ Сѣчь; по распоряженію Кальнишевскаго, всѣ Волохи поселены также въ Кайдакской паланкѣ, гдѣ они соста-вили особое селеніе, доселѣ существующее въ Екатеринослав-скомъ уѣздѣ, подъ именемъ Волосскихъ Хуторовъ. Въ томъ же 1770 году около такъ называемой Днѣпровской линіи, отъ береговъ Азовскаго моря по р. Бердѣ и Конской до Днѣпра, по распоряженію правительства, поселены были отставные солдаты съ ихъ семействами какъ для присмотра за работами при по-стройкѣ крѣпостей, такъ съ другой стороны, и для заведенія земле-дѣльческой промышлености въ отдаленной степи, на землѣ плодоносной и изобильной рѣками и разными угодьями; вслѣд-


95

ствіе сего образовалисъ немедленно три многолюдныя села: Кон-ское, Жеребецъ и Камышеватая, на рѣчкахъ того же имени, съ церквами и съ православнымъ народонаселеніемъ. Вдали отъ Ко-ша запорожскаго, въ Калміусской паланкѣ, при впаденіи Кал-міуса въ Азовское море, на древнемъ казацкомъ пепелище въ старинномъ запорожскомъ займище, называемомъ Домахою, гдѣ въ 1779 г. греческіе переселенцы устроили г. Мариуполъ, сидели куренями и зимовниками многіе зашедшіе низовые люди; въ весъма отдаленности пребывая и ни къ какому ведомству и команде войска запорожскаго неподлежа, они занимались рыболов-ствомъ. скотоводствомъ и разными законными торгами съ татарами, имѣли у себя походную церковь и нѣсколько каплицъ, а теперь устроили уже деревянную церковь, во имя св. Николая Чудотворца и имѣли свой церковный причтъ. Сверхъ того, въ 1771-74 гг. въ казацкихъ запорожскихъ паланкахъ Буго-гардовой и Калміусской поселилось много православныхъ грековъ изъ Ана-толіи и Архипелага, Болгаръ и Молдаванъ. При такомъ увеличе-ніи народонаселенія въ Запорожьѣ, естественно, само собою увеличилось и число членовъ и чадъ православной церкви въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи; открылисъ новыя слободы и села; образовались новые приходы съ новыми церквами и Съ православнымъ духовенствомъ. ?зъ "настольной грамоты", данной Кіевскимъ митрополитомъ Арсеніемъ Моги-лянским 28 іюля 1767 г. села Самарчика Святотроицкой церкви священнику Григорію ?ванову Порохнѣ на бытіе ему намѣстни-комъ запорожской крестовой Старокайдакской намѣстніи (про-топопіи, благочинія), видимъ что въ одной этой намѣстніи, въ 1767 г. числилось девять приходскихь церквей, именно: 1) города Стараго-Кайдака Михайловская; дворовъ 50; жителей обоего пола 1015 душъ; священниковъ   три;   Тимофей   Феодоровъ,   Вукуль   Лукьяновъ   и


96

Стефанъ Іерофеевъ; 2) мѣстечка Новаго-Кайдака Николаевская; 3) мѣстечка Старой-Самары Покровская; 4) села Самарчика Троицкая; дворовъ 255, жителей муж. 1176, жен. 1091, іереевъ пять; 5) села Ка-мянки Преображенская; дворовъ 50, жителей муж. 330, жен. 300, іереевъ четыре; 6) села Романкова Успенская; дворовъ 60, да без-дворныхъ хатъ 2, жителей обоего пола 870, священниковъ два; 7) села Каменнаго Рождественская; 8) села Бригадировки, Даниловки тожъ (бригадира Завадовскаго, нынѣ Елисаветовка) Покровская; 9) села Куриловки Георгіевская.

На юго-восточной части нынѣшней Екатеринославской епар-хіи, святая церковь Христова, по водвореніи татаръ въ Крыму, всегда была какъ бы въ огнѣ и пламени; но въ періодъ времени 1762—1770 гг. видимъ ее здѣсь въ иномъ положеніи и въ другомъ видѣ. Христіане бывшаго русскаго Тмутараканскаго княжества, въ 1223 году были истреблены татарами; не многіе только изъ нихъ спаслись бѣгствомъ въ торговый, многолюдный и разнопле-менный городъ Азовъ. Предъ 1395 г. въ Азовѣ число христіанъ значительно увеличилось; тутъ была православная церковь и самостоятельный приходъ собственно для православно-русскихъ славянъ. Въ 1395 г. Тамерланъ раззорилъ Азовъ; спашіеся отъ меча его, христіане, славяно-русскіе, греки и Венеціане, частію поселились на возвышенныхъ равнинахъ у Таганъ-рога и при р. Донѣ, у Темерницкаго порта. Около 1550 года часть черкасовъ, приднѣпровскихъ казаковъ, заняла мѣстность на Дону, устроила городъ Новые Черкасы и для всѣхъ христіанъ на юго-восточной оконечности нашей епархіи начала служить такимъ же оплотомъ и огражденіемъ противъ татарь и турокь, какимъ служили запорожскіе казаки для христіанъ на юго-западной части епархіи. Подъ протекціею и защитою донскихъ казаковъ, населеніе у Та-


97

ганрога, у Богатаго Колодезя и у порта Темерницкаго, въ ско-ромъ времени, быстро увеличилось, а сверхъ того и на другихъ мѣстностяхъ тамошняго края явилось множество зимовниковъ съ зашедшими людьми для звѣринаго и рыбнаго промысла. Въ 1637 году донскіе казаки завоевали г. Азовъ и утвердились въ немъ, осно-вали въ городѣ православный Свято-Предтечевъ монастырь и для всѣхъ христіанъ того края сдѣлали его такою же святынею и та-кимъ же благодатнымъ пріютомъ, какимъ служилъ Самарскій вой-сковой монастырь для прочаго православнаго казачества. 1642 г. уступая силѣ турокъ и уходя изъ Азова, казаки взяли съ собою все свое имущество и достояніе и свободно вывели изъ города все пра-вославное народонаселеніе на другія сосѣднія, жилыя и безо-пасныя, волъности казацкія. По отнятіи Азова у турокъ, въ 1696 году, казаки немедленно возстановили въ городѣ Свято-Предтечевъ монастырь, и въ Таганрогской крѣпости устроили Свято-Троицкую деревянную церковь. Послѣ несчастнаго Прутскаго похода, Азовъ и Таганрогъ были потеряны для Россіи, и православное христіанское народонаселеніе края ютилось и укрывалось отъ татаръ и турокъ только у Богатаго Колодезя и у порта Темерницкаго. По основаніи русской крѣпости св. Анны при р. Донѣ и притокѣ Аксая, въ 1731 году и особенно по перенесеніи ея съ новымъ именемъ св. Димитрія Ростовскаго, къ Богатому Колодезю и порту Темерницкому, въ 1761 г., православное христіансхое населеніе края, пользуясь помощію казачества и охраною крѣпостнаго начальства и войска, свободно уже занимало разныя мѣстности юго-восточ-ной части нашей епархіи, безбоязненно заводило новыя селенія и строило въ нихь каплицы и постоянныя церкви, вмѣсто бывшихъ до того походныхъ церквей. Вь 1769 г. въ крѣпости св. Димитрія Ростовскаго   существовало   уже   пять   церквей:   1)   соборная   По-

4.    55


98

кровская; 2) приходская Архангельская; 3) Свято-Димитріевская; 4) Андреевская и 5) Казанская.

?зъ оффиціальныхъ бумагъ этого времени видимъ, что въ разсматриваемый нами періодъ времени, въ 1769 г., въ Азовѣ и въ Таганрогѣ, при новоустроенныхъ тамъ крѣпостяхъ вновь откры-тыя были приходскія церкви. Указомъ Святѣйшаго Синода отъ 17 сентября 1769 г. предписано было преосвященному Тихону Воронежскому посвятить и отправить въ Азовъ и въ Таганрогъ въ новоустроенныя крѣпостныя церкви ученыхъ священниковъ, діаконовъ и церковниковъ; во исполненіе таковаго указа въ Та-ганрогскую крѣпость посвященъ былъ учитель Черкасской Семи-наріи Михаилъ Парафацкій, въ Азовскую опредѣленъ Евстафій Андреевъ, обучавшійся латинскаго діалекта въ Кіевской АкадемІІІ, а въ крѣпости св. Димитрія при Богатомъ Колодезе, по прежнему, остался протопопъ Василій Андреевъ. Нѣсколько раньше сего, при Азовскомъ морѣ, на устьяхъ Дона осажено было нѣсколько селеній людьміі, зашедшими сюда для рыболовства и скотоводства. ?зъ этихъ селеній многолюднѣе другихъ были Кагальникъ, Койсугъ и Багайскъ. 1758 г. пріѣзжалъ сюда польскій монахъ, изъ Луцка, на Волыни, Фердинандъ Новицкій отъ св. Іоанна Милостиваго, ордена "Братьевъ ?скупителей", занимав-шагося выкупомъ плѣнныхъ христіанъ у турокъ, татаръ и ногай-цевъ, жившихъ въ Азовѣ и около Азова. Новацкій былъ въ близ-кихъ отношеніяхъ ко всѣмъ православнымъ этой мѣстности. 1769 г. въ Кагальникѣ существовала уже церковь и священникъ при ней изъ питомцевъ Кіевской Академіи.

Смятенія и волненія въ Запорожье.

Открывшіяся вь это время дѣйствія польской фанатической Конфедераціи и война съ турками и татарами, постройка по Днѣ-провской    линіи    нѣсколькихъ    охранительныхъ    крѣпостей,—


99

Александровской и Никитской, Григоръевской и Кирилловской, Алексѣевской, Захарьевской и Петровской и неудовольствія по этому случаю запорожскаго казачества, мѣры русскаго прави-телъства` для введенія въ Запорожьѣ лучшихъ порядковъ и благо-устройства во всѣхъ частяхъ бытовой жизни и противодѣйствіе сему со стороны запорожскаго войсковаго товариства,— все это вмѣстѣ тяжелымъ бременемъ отзывалосъ на положеніи право-славной церкви Христовой въ предѣлахъ нынѣіпней Екатерино-славской епархіи.

Къ этому присоединилось еще новое обстоятельство, дававшее сильный поводъ къ народнымъ волненіямъ и само собою увели-чивавшее страстные порывы запорожцевъ. Въ началѣ второй половины ХѴІП-го вѣка расколъ вездѣ принялъ силъное дви-женіе. 1762 годъ былъ, какъ извѣстно, началомъ религіозной свободы для раскола и временемъ добровольнаго возвращенія въ Россіи огромной массы заграничныхъ старообрядцевъ. Согласно видамъ и цѣлямъ нашего правителъства, возвращавшіеся въ Рос-сію старообрядцы занимали Новороссійскій край, селились въ запорожскихъ земляхъ и становились такимъ образомъ, сосѣдя-ми войсковому товариству. Во время войны Россіи съ Турціей, Румянцевъ изъ Молдавіи въ началѣ 1772 г., прислалъ въ Новорос-сійскую губернію, на поселеніе, 1242-ва семейства, собранныхъ имъ въ Полыпѣ и Бессарабіи старообрядцевъ, съ давнихъ вре-менъ бѣжавшихъ туда изъ Россіи; присланные водворились здѣсь вблизи своихъ единовѣрцевъ и завели новыя слободы: Калиновку и Красную, Плоскую, Золотаревку и другія; изъ внут-реннихъ губерній Россіи, особенно изъ Черниговскихъ слободъ, также перешло въ это время въ Новороссійскій край, на житель-ство, огромное множество старообрядцевъ. Пользуясь видимымъ покровителъствомъ Потемкина, поддерживаемые разными лъго-тами, обѣщаніями его, старообрядцы, въ сознаніи своей силы, въ


100

чувствѣ своего превосходства, самовольно занимали для себя бывшія земли войсковаго товариства и селились на нихъ, сносились съ раскольниками донскими и бахмутскими, съ горо-дищенскими и кагальницкими `), свободно строили для себя ча-совни и молитвенные дома. Запорожцы, по складу своихъ мыслей, по своимъ религіознымъ убѣжденіямъ и по своему сердечному настроенію, вообще петерпѣвшіе старовѣровъ, увидѣли себя въ непріятномъ сосѣдствѣ съ старообрядцами, всѣ дѣйствія ихъ по заселенію края считали своеволіемъ, обидою и притесненіемъ для себя со стороны ихъ;—и однакожъ, окруженные со всѣхъ сто-ронъ русскими войсками, ничего уже не могли сдѣлать противъ нихъ; а потому, въ чувствѣ безсильнаго гнѣва и досады, только роптали и негодовали на русское правительство, не слушались ни атамановъ, ни духовныхъ отцовъ и руководителей своихъ, не посѣщали храмовъ Божіихъ и не исполняли христіанскаго долга исповѣди и святаго причастія: подъ вліяніемъ своихъ вожаковъ, вездѣ и повсюду волновался и страдалъ въ Запорожьѣ православ-ный народъ; среди повсюдныхъ народныхъ волненій и нестроеній, пререканій и смятеній страдало и скорбѣло, вмѣстѣ съ наро-домъ, духовенство, страдала и бѣдствовала за нихъ и св. церковь Христова.—Незабвенные для насъ отцы—Кириллъ Тарловскій и Іоаннъ Ковалевскій, протопопъ Старосамарскій Григорій Поро-хня, Сѣчевой церкви настоятель, архимандритъ Владиміръ и Са-марскаго монастыря настоятель іеромонахъ Іессей все дѣлали и употребляли для успокоенія войсковаго товариства и для водворенія тишины въ запорожскихъ маетностяхъ; въ 1772—74 гг. неоднократно собирались въ Самарскій монастырь, какъ въ центральный пунктъ Запорожья, на общія рады    и совѣщанія,

`) Городище, на балкѣ городной,—село Славяносербскаго уѣзда; а Кагальникъ—Ростовскаго уѣзда.


101

неразъ приглашали сюда кошеваго атамана Кальнишевскаго и почтеннѣйшее товариство и общими, соединенными силами, заботились, во благо святой церкви Христовой, укротивъ страсти и успокоить взволнованные умы запорожцевъ; іеромонахъ Са-марскаго монастыря Германъ, человѣкъ, по духу того времени, ученый и бывалый, проповѣдникъ краснорѣчивый и убѣди-тельный, по распоряженію атамана Кальнишевскаго, вызванный въ Сѣчь, постоянно проповѣдывалъ въ Сѣчевой Покровской церкви, училъ и вразумлялъ казачество, внушалъ войсковому товариству чувства долга и повиновенія предержащимъ властямъ и русскому правительству; монахи того же Самарскаго монастыря ходили по селамъ и приходамъ запорожскихъ вольностей,, посѣщали всѣ зимовники и хутора войсковаго товаришва, въ духѣ кротости и христіанскаго благоразумія, всѣхъ православ-ныхъ уговаривали и успокоивали, просили и умоляли не возста-вать противъ дѣйствій и расположеній правительства и добро-вольно подчиниться законнымъ требованіяъ его. Но возбужден-ныя страсти не успокоивались. Среди дикихъ степей и безлюдныхъ пустынь, въ приднѣпровскихъ камышахъ и ущельяхъ, запорожцы совершенно одичали и ко всѣмъ добрымъ чувствамъ и внуже-ніямъ сдѣлались глухи и невнимательны.

По окончаніи тяжкой и долговременной войны Россіи съ Турціею и по заключеніи между ними мирнаго трактата въ Ку-чукъ-Кайнарджи, 10 іюля 1774 г., когда устранены были всѣ поводы къ нарушенію мира и удалена была всякая возмож-ность  къ  возобновленію  войны   `),   всѣ   въ  Новороссійскомъ

2) Въ это время Крымъ совершенно освобожденъ былъ изъ-подъ власти турецкой ?мперіи; вліяніе Порты Оттоманской на дѣла и управленіе Хановъ Крымскихъ прекращено; татары крымскаго полуострова сдѣлались свободны и независимы отъ Турціи, а съ тѣмъ вмѣстѣ, естественно, стали уже слабы, безсильны и безопасны для Россіи; границы наши на югѣ разширены и обезопашены отъ набѣговъ татарскихъ.


102

краѣ, какъ небесной манны, желали и ожидали мира и спокой-ствія, всѣ утѣшалисъ сладкою надеждою на водвореніе, въ запо-рожсхихъ земляхъ, благоденствія и лучшихъ порядковъ, при ти-хомъ и безмолвномъ житіи*. Но не судилъ Господь исполниться этимъ всеобщимъ благодатнымъ ожиданіямъ и надеждамъ. Кап-ризные и своенравные, дерзскіе и упрямые запорожцы никакъ не хотѣли подчинитъся духу времени, видамъ правительства и тре-бованіямъ законности и общей государственной пользы; въ порывахъ необузданнаго своеволія неиствовали и безчинничали, волновались и сами волновали собою другихъ. Для общаго блага и спокойствія правительство вынуждено было, несмотря на всѣ заслуги запорожсхаго казачества, уничтожить запорожскую Сѣчь, подчинить казачество всѣмъ порядкамъ въ запорожскихъ зем-ляхъ дать другое, болѣе правильное и законное устройство**. До сего времени всѣ церкви и приходы Новороссійскаго края зави-сѣли отъ 3-хъ епархій; церкви и приходы Елисаветинской провин-ціи подчинены были вѣдѣнію епископа Переяславскаго; церкви и приходы Екатерининской провинціи состояли въ вѣдомствѣ епископа Бѣлгородскаго, а Бахмутскіе и Азовскіе зависѣли отъ епископа Воронежскаго. Во отстраненіе столь важнаго неудоб-ства и для болѣе прямаго и ближайшаго удовлетворенія духов-ныхъ нуждъ и религіозныхъ потребностей православнаго народо-населенія, согласно видамъ и желаніямъ Потемкина, учреждена и открыта была, въ это время, въ Новороссійскомъ краѣ особая, подъ названіемъ Сповенской и Херсонской , самостоятельная епар-хія, — эта святая и спасительная скинія Божія, полная благо-дати и истины, духовной жизни и силы, небесныхъ дарованій и утѣшеній для вѣрующаго человѣчества. 9-го сентября 1775 г. состоялся  объ  этомъ  Высочайшій  указъ.   Нужнымъ  считаемъ,


103

на память потомству и грядущимъ вѣкамъ, помѣстить здѣсь его цѣликомъ, слово въ слово:

"Умноживъ славу и полъзу ?мперіи Россійской силою десницы Всевышняго, поборавмей, въ бранѣхъ съ невѣрными, христолю-бивому нашему воинству, обязанными мы себя считамъ возве-яичить наше въ томъ достодолжное признаніе къ Богу дѣломъ Ему угоднымъ и вящше утверждающимъ благочестіе вѣры".

"На сей конецъ и во славу Его святую, мы учредили вновь епар-хію въ Новороссійской и Азовской губерніяхъ, наименовавъ оную: Славенская и Херсонская, ознаменяя чрезъ то въ томъ краю пріобрѣтенія, счастливою войною и славнымъ миромъ сдѣлан-ныя, распространившія державы нашей предѣлы. Опять нарече-ніемъ симъ возобновляемъ мы также и тѣ самыя знаменитѣйшія названія, которыя отъ глубокой древности сохраняетъ Россійская ?мперія, что нашъ народъ есть единопламснный и сущая отрасль древнихъ Славянъ, и что Херсонъ былъ источникъ христіанства для Россіи, гдѣ по воспріятіи княземъ Владиміромъ крещенія, свѣтъ благодатныя вѣры и истиннаго богослуженія и насажденъ въ Россіи".

"По славѣ и достоинству произшествій времени прошедшаго и настоящаго, и дабы память онаго тѣмъ удобнѣе преподать и гряду-щимъ вѣкамъ, мы сію нареченную: Славенская и Херсонская епархія, яко знатнѣйшую возвышаемъ въ степень первую подъ Тверскою, предопредѣляя архіереямъ въ оной будущимъ, въ служеніи имѣть одежды равныя прочимъ въ Россіи архіереямъ; но мантію носить имъ съ изображеніемъ, на горнихъ поматахъ, Животворящаго Кре-ста. А какъ въ тотъ край, кой объемлетъ сія новая епархія, въ теченіе войны, и по окончаніи оной многіе иноплеменники, не знающіе нашего языка, исповѣдакщіе однако православную греческую вѣру,  переселились:  то  при  семъ  ихъ  тутъ  водвореніи  дабы для


104

таковыхъ въ духовныхь дѣлахъ и въ поученіи слову Божію не оскудѣтъ церкви, мы объявляемъ Синоду нашему монаршую волю на посвященіе въ архіепископа въ ту епархію іеромонаха Евгенія, яко мужа высотою разума, благочестіемъ и всѣми добродѣтельми для упасенія стада Христова отлично одареннаго, Всемилостивѣй-ше повелѣвая на него сей санъ, съ должнымъ посвященіемъ, нынѣ возложить`1.

"Да веселится пустыня и да цвѣтетъ яко кринъ!" (?са. 35, 1.).



Реклама на сайте
Яндекс цитирования

Рассылки Subscribe.Ru
Генеалогическое древо семьи