48

Г Л А В А II.

Новое появленіе христіанъ  въ  предѣлахъ  нынѣшпей Екатеринославскоп епархіи; казаки; литовцы поддер-живаютъ  и  усплпваютъ  казаковъ; къ  казакамъ  при-соединяются   греки   Крымскіе   и   христіане   Азовскіе; богослужебныя молитвееныямѣста въ Запорожьѣ.

Новое появленіе христіанъ въ пределахъ нынешнеп Екатеринославской епархіи Казаки.

По завоеваніи Крыма и по водвореніи къ немъ, около 1237 г., татары разгромили, опустошили и испепелили всю южную Русь; вскорѣ потомъ завоеванія и опустошенія свои простерли далеко на востокъ и на западъ ея. Какъ ревностные, первоначально ]), поклон-ники язычества, татары фанатически преслѣдовали христіанъ на югѣ Россіи и истребили всѣ поселенія ихъ здѣсь. Въ первый разъ послѣ ужаснаго 1224 года, въ малой Татаріи, въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи появились христіане около 1282 года. Это были рѣшительные, смѣлые и отважные Черкасскіе казаки, вы-шедшіе изъ Черкасіи, поселившіеся первоначально въ Пятигоріи, но потомъ искавшіе оттуда лучшаго себѣ пріюта. ?сторическое займище, прежнее, древнее славное поселеніе Самарское, съ своею священною рѣкою и святыми водами ея, Монастырскій островь на Цнепре съ своими завѣтными святынями были по сердцу чер-касскимъ казакамъ, манили, привлекали и располагали ихъ къ себѣ: но близкое непріятное сосѣдство татаръ отнимало у казаковъ всю охоту селитъся и жить здѣсь. Ушедши отсюда вверхъ по Днѣпру, они   осТановились   около   Канева.    на   правомъ   берегу   Днѣпра,

`) Около 1310 г. татары приняли магометанство.


49

съ дозволенія Каневскаго баскака, основали здѣсь городище `) и, въ память древняго своего отечеств, назвали его  Черкасы.

Литовцы поддерживаютъ и усиливаютъ казаковъ.

Въ 1320 —1331 г.г. Князья литовскіе Гедиминъ и сынъ его Оль-гердъ изъ малой Татаріи выгнали татаръ въ Крымъ, очистили отъ бусурмпНЪ и сами заняли цсю мѣстность отъ Дона до Очакова. По праву завоеванія овладѣвъ мѣстностію, занимаемою казаками, Литовцы и Поляки, Ляхи и По-Ляхи, не только ни въ чемъ не стѣ-сняли казаковъ, но напротивъ всячески и во всемъ поддерживали и ободряли ихъ, въ полное ихъ распоряженіе предоставили всю малую Татарію 2), этотъ рай Божій въ свете, эту вторую обетованную землю, кипящую ліедомъ и млекомъ; согласно иск-реннему ихъ желанію, дали имъ пастырей греческой вѣры изъ уроженцевъ страны и тѣмъ видимо привязали черкасскихъ каза-ковъ къ сей мѣстности и успѣшно защищали ими границы свои отъ нападенія татаръ. Вскорѣ послѣ сего число казаковъ-хрис-тіанъ значительно увеличилось въ малой Татаріи разнаго рода пришельцами; священныя, приснопамятныя мѣста на Самарѣ и на Монастырскомъ островѣ вновъ были заняты и наполнены народомъ; около 1350 г. казаки-христіане проникли внизъ по Днѣпру далѣе, ознакомились съ Хортицею и укрѣпилисъ на ней*.

`) Къ свѣдѣнію читателей нужнымъ находимъ замѣтить при этомъ, что древніе лѣтописцы всѣхъ приднѣпровскихь казаковъ называютъ обыкновенно Черкасами.

2) Малая Татарія всецѣло почти находилась въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи. Самара. впадающая вь Днѣпръ, въ 1400 г. опредѣ ляла границы малой Татаріи сь Россіею; выше Самары были крайнія границы русской и литовско-польской земли,-край владѣній Литовскихь; отсюда Украйна.


50

Къ казакамъ присоединяются Греки крыліскіе; хри-

стіане Азовскіе; Богослужебныя молитвенныя места

въ Запорожье.

Около этого времени, въ порывахъ злобнаго фанатизма, тата-ры насильно выгнали всѣхъ христіанъ изъ многолюдныхъ и тор-говыхъ городовъ Крымскихъ,—изъ Кафы и Судака; часть изгнан-никовъ, преимущественно греческаго происхожденія— безпріют-ная и беззащитная, неожиданно появилась на Самарѣ и съ согла-сія казаковъ поселилась здѣсь. Черкасскіе казаки на Хортицѣ чув-ствовали себя стѣсненными и не свободными отъ набѣговъ та-тарскихъ; напротивъ, на Самарѣ, на Монастырскомъ островѣ и на Романковомъ курганѣ (нынѣшнее мѣстечко Романково около Екатеринослава), они жили свободно и безопасно `); часто боль-шими ватагами сходились и съѣзжались на эти мѣста для общихъ радъ и совѣщаній, для открытаго моленія и богослуженія; тутъ казаки были сильны и крѣпки; въ неоднократныхъ стычкахъ лег-ко били и побѣждали татарву, даже въ огромныхъ массахъ ея. Слухъ о могущественной силѣ христіанскихъ ратниковъ-каза-ковъ на Самарѣ, на Монастырщинѣ и на Романковомъ курганѣ распространился далеко и привлекалъ къ нимъ многихъ. Такъ въ 1395 г. Тамерланъ, на пути въ Черкасію, взялъ богатый, многолюд-ный, торговый Азовъ, вошелъ вь городъ, ограбилъ и совершенно раззорилъ его; церкви и церковныя утвари, магазины Венеціан-цевъ, конторы Генуэзцевъ, дома частныхъ лицъ,—все въ городѣ сдѣлалось добычею татаръ. Христіанское населеніе Азова,— славяне-русскіе, греки, венеціане и генуэзцы, — всѣ оставили городъ, спасаясь отъ жестокостей Тамерлана, бѣжали изъ Азова.

`) "Запорожцы назывались прежде Казараіии и жили въ Каневѣ, потомъ вьРоманковѢ, потомъ въ Старомъ-Кодакѣ, а наконець ниже Никополя". Записки о южн. Росс. Кулиша. 1, 150.


51

Болыпая часть изъ нихъ явились на Самарѣ, просили у казаковъ помощи и пріюта и были поселены ими на Самарскихь богатыхъ равнинадъ. Страданія христіанъ въ самомъ Крыму отъ деспотиз-ма и фанатизма татаръ были рѣшителъно-невыносимы. ? вотъ, когда въ 1390 —1440 г.г. нѣкоторые изъ крымскихъ христіанъ ушли на востокъ, другіе въ болыпемъ числѣ отдались въ покрови-телъство, подъ пропівКЦІЮ днѣетровскихъ казаковъ, съ согласія ихъ перешли въ Зпймище Самарское и поселились въ немъ. Конецъ XIV вѣка и начало XV вѣка были. говоря вообще, сравнительно счаст-ливымъ и благодатнымъ временемъ для святой юной церкви Хрис-товой въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи. Вра-ги христіанства, татары въ это время уже полюбили мирную и осѣдлую жизнь и успокоились нѣсколько въ своей дикой страсти къ завоеваніямъ и убійствамъ; послѣ внутреннихъ раздоровъ и внѣшнихъ завоеваній занялись въ Крыму разными хозяйствен-ными и экономическими промыслами: потребность въ отдыхѣ превозмопа у нихъ надъ страстію къ войнѣ. При такомъ положе-ніи дѣлъ, христіане на Самарѣ, на Монастырщинѣ и на Роман-ковомъ курганѣ естественно жили тихо и спокойно; тутъ были вѣрующіе всѣхъ странъ и племенъ, всѣхъ націй и исповѣда-ній, — русскіе и греки, генуэзцы и ляхи: но всѣ они, окруженные врагами, жили между собою дружно и единодушно, любили и поддерживали другъ друга, вмѣстѣ молились Господу и имѣли однихъ и тѣхъ же духовныхъ отцевъ-руководителей. Преоблада-ющій, впрочемъ, элементъ здѣшняго христіанскаго населенія былъ—славяно-русскій. Въ Самарѣ, въ это время, въ чащѣ дубо-ваго непроходимаго лѣса, на обширной уединенной равнинѣ, существовала церковь СЪ ЗвОНШіею (колокольнею); при церкви, на одной сторонѣ ея, устроенъ былъ шпитпЛЪ (богодѣльня); на Монастырщинѣ     была     каменная    каплица    (часовня);     а     на


52

Романковомъ   курганѣ   жили   два   казака—аскеты   и   при   нихъ имѣлась походная церковь св. Николая Чудотворца.

ГЛАВА III.

Новыя страданіязапорожскихъ хрпстіанъ отъ турокъ и татаръ; занятіе края турками и татарамп; литовцы и поляки заявляютъ права свои на запорожскій край; вновь усшшваютъ и поддерживаютъ казаковъ; казаки очищаютъ отъ татаръ запорожскую Палестину и возстановляютъ Самарскую святыню; открытіе въ Запорожъѣ казацкаго войсковаго монастыря; высокое значеніе монастыря для края; дЬйствіе Литовско-Польской Уніи въ Запоракьѣ; открытое возстаніе казачества за право вѣры; присоединеніе запорожскаго края къ православному Московскому царству; раззореніе татарами края и разрушеніе Самарскаго монастыря; постройка церкви въ Сѣчи  запорожской; православная церковь въЗапорож ьѣ уве-личивается новыми пришельцами изъ зщп ѣпровской Украины; новое возстановленіе Самарскаго монастыря; новые члены право-славной церкви въ Заиорож ь ѣ; жалкое состояніе православной церкви въ Запорожьѣ; причины его; Запорожьѣ оставлено казаками; православная церковь перепесена въ Алешки.

Новыя страданія запорожскихъ христіанъ отъ турокъ и татаръ; занятіе края турками и татарами.

Въ 1453 г. турки овладѣли Константинополемъ, а 1475 г. заняли весь Крымъ. При дикой страсти къ завоеваніямъ турки и татары соединились вмѣстѣ на порабощеніе хрисгіанскаго міра;  сверхъ  того,  въ  духѣ   азіатской   роскоши   и   восточной


53

нѣги, турки въ Европѣ нуждались въ разнаго рода невольникахъ: крымскіе татары взяли на себя обязанностъ поставлятъ туркамъ всякаго рода рабовъ и неволъниковъ. Отсюда начинается цѣлый рядъ тяжкихъ бѣдствій и страданій для христіанской Европы вообще и для средней и южной Россіи въ частности. Поддержи-ваемые и фанатизируемые турками, татары въ октябрѣ 1480 года огромною массою, цѣлою ордою, внезапно напади на христіанъ самарскихъ и монастырщинскихъ, часть ихъ изрубили на мѣстѣ, а многихъ увели въ плѣнъ; спасшіеся отъ дикихъ татаръ, казаки долго скрывались въ лѣсахъ и камышахъ самарскихъ; но видя, что "татары, какъ саранча, нагрянули на малую Татарію и заняли ее, гарцують по степи и не оставляютъ своіхъ местъ", поняли всю опасность своего положенія и ушли частію въ Черкасы, а частію въ Сосницу (нынѣшній уѣздный городъ Черниговской губерніи); за казаками все христіанское, славяно-русское населеніе быстро от-хлынуло съ юга Россіи на сѣверо-западъ ея; владѣнія русскія и литовскія сократились, а татарскія сами собою раздвинулись дале-ко на сѣверъ отъ Крыма. "До Кіева вся местность превратпилась въ пустыню, образовала собою море степей, въ которомъ лишъ изредка можно было видетъ и встретитъ следы былой жизни человеческой". Въ ХѴІ-мъ вѣкѣ татары окончательно заняли всю малую Татарію, рѣшительно утвердились въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринослав-ской епархіи; жили здѣсь свободно и независимо, строили болъшія каменныя мечети (молитвенныя дома) и кешени (каменныя капли-цы, часовни и надгробные памятники), сооружали городки, какъ напр. городокъ МамаевЪ сарай. существовавшій даже въ 1584-1598 г.г. ниже р. Московки, около нынѣшняго Александровска. съ Крымской стороны въ 30 верстахъ от Днѣпра, и крѣпости, какъ напр. обширная крѣпость ?сламовы  городт, на Днѣпрѣ въ 50 верстахъ ниже


54

Мамаева сарая `). Даже въ 1610 году татары спокойно занимали еще нѣкоторую часть малой Татаріи и изъ предѣловъ нынѣшней Екатеринославской епархіи заглядывали въ Полыпу и въ Россію, по выраженію лѣтописца Сарницкаго, "какъ голодные собаки въ кухню".

Литовцы и Поляки заявляютъ права свои на запорожскій край; вновъ усиливаютъ и поддерживаютъ казаковъ.

Давно уже, еще съ 1480 г. Россія и Полыпа убѣдились въ вѣро-ломствѣ и въ хищничествѣ татаръ; горькими опытами дознали, что ни дружбѣ, ни клятвамъ ихъ ни въ какомъ случаѣ нельзя довѣрять и что, потому, необходимо всегда имѣть противъ нихъ охранное вой-ско. Въ такихъ видахъ Полыпа прежде всего потребовала отъ хана крымскаго очистить и освободить отъ татарскаго населенія всю мѣ-стность нынѣшней Екатеринославской епархіи, основывая свои требованія на законномъ правѣ завоеваній, сдѣланныхъ Гедими-номъ, усиленныхъ и утвержденныхъ Ольгердомъ и Витовтомъ, князьями литовскими; а въ подкрѣпленіе своего требованія Полыпа обратила особенное вниманіе на оставшееся въ той мѣстности православное казачество, рѣшилась видимо поддержать и усилить его какъ надежнѣйшую охранную защиту противъ всякихъ вра-ждебныхъ дѣйствій татаръ. Полъзуясь вниманіемъ и благоволеніемъ Полыпи, казаки скоро со всѣхъ мѣстъ сошлись и соединились въ Черкасахъ. образовали изъ себя военное братство, изъ Черкасъ пустились по Днѣпру внизъ, въ 1530—1576 г.г. заняли священныя

`)        "а Волчьи-воды пали въ Самару. А ниже Волчьихъ-водъ пала вь

Самару р. Быкъ. ... А межъ Волчьихъ-водъ и Быка мечеть татарская каменная сажень ея съ 20". Книга Большему чертежу. 14; 98... 99. Тамъ же о Кешеняхь, о Мамаевомъ Сараѣ, и о ?сламовыхъ городкахь.


55

и приснопамятныя мѣста для христіанъ - Самару и Монастырище, городище Кодакъ, урочище Звонецкое и Хортицу, прогнали татаръ и овладѣли богатымъ вольнымъ займищемъ на Цнепровскомъ Низу (при Никополѣ). Татары горячо отстаивали эти мѣста, силъно дрались за нихъ: `) но ничего не сдѣлали: казаки крепко уселись на нихь и утвердились.

Казаки очищаютъ отъ татаръ запорожскую Палестину и возстановляютъ Самарскую святыню.

Казаки— народъ того времени набожный и глубоко-религіоз-ный; при всей патріархальной простотѣ въ нравахъ и обычаяхъ и при всей видимо разгульной жизни своей, казаки искренно и глу-боко вѣровали во всемогущаго и вездѣсущаго Господа Бога, сердечно преданы были святой вѣрѣ Христовой и православной церкви. Эти высокія и святыя чувства, въ существѣ дѣла, были главною основою всей ихъ жизни и дѣятельности. Для поддер-жанія, для возбужденія и усиленія въ сердцахъ своихъ этихъ высокихъ и святыхъ чувствъ, казаки на новомъ мѣстѣ своего пріюта немедленно сдѣлали все, что только, при постоянной боевой жизни, возможно было устроить. Когда одни изъ казаковъ, очищая Самарскую Палестину отъ поганыхъ бусурлшнъ, предприняли крестовый походъ противъ татаръ, дружно гнали ихъ изъ предѣловъ нынѣшней Екатеринославской епархіи, КйКЪ ЗпйцевЪ вЪ засаду, за Перекопъ въ Крымъ,—другіе въ тоже время усердно работали въ Самарскихъ лѣсахъ и скоро сбудовали, устроили, на болыпой уединенной равнинѣ, на мѣсто разру-шенной татарами, новую деревянную войсковую церквицу СЪ звоницею иI шпиталемъ при ней, выписали изъ Кіева безженныхъ священниковъ,    іеромонаховъ    съ    богослужебными    книгами    и

`) "Въ январѣ 1557 г. ханъ Девлетъ-Гирей подошелъ къ Хортицѣ, 24 Дня штурмовалъ крѣпость, но ничего не сдѣлалъ".


56

церковными принадлежностями и открыли въ Салшрской Палестине священнослуженіе. Положеніе православной церкви на Самарѣ, и по географическому расположенію самой мѣстности, и по матеріалънымъ удобствамъ ея, во всѣхъ отношеніяхъ было самое выгодное и счастливое: по историческимъ воспоминаніямъ народъ благоговѣлъ къ Самарѣ, какъ къ первой казацкой святынѣ; не только въ воскресные и праздничные дни, но и въ будніе казаки изъ разныхъ, даже изъ отдаленныхъ мѣстъ толпами собирались въ Самарскую церковь для общаго богослуженія и молитвословія. По увеличеніи числа монашествующихъ и служащихъ при Самарской церкви, въ 1576 году учреждена была здѣсь общая школа, гдѣ всѣ желавшіе обучались грамотѣ, молитвамъ и закону Божію. Отъ всѣхъ бурь и невзгодъ, политическихъ и физическихъ, казаки укрывались въ ограду Самарской Палестины, какъ въ надежную защиту и въ неприступную крѣпость. 1575 года лѣто было невыносимо-жаркое; отъ страшнаго зноя все высохло и выгорѣло; въ сентябрѣ и октябрѣ чрезъ Днѣпръ, во многихъ мѣстахъ, даже овцы переходили въ бродъ; на Днѣпровскомъ Низу, у Микитина перевоза и у Чертомлыка казацкія плавни всѣ высохли; татары, свободно переѣзжая чрезъ Днѣпръ, безпокоили и преслѣдовали казаковъ: въ это злосчастное время казаки юти-лись и укрывались толъко въ Самарской Палестине, въ лѣсахъ и камышахъ ея. Весною 1583 года владѣлецъ Злочева, въ Лъвов-скомъ уѣздѣ, Самуилъ Зборовскій. сынъ знаменитаго Каштеляна. жившій при дворѣ польскаго короля и служившій въ войскѣ ?м-ператора Максимиліана П-го, наслышавшись много о славѣ запорожскихъ молодцевъ и увлекшись желаніемъ быть ихъ атама-номъ, со всѣми своими богатствами огправился на Днѣпровскій Низъ; плывя въ Сѣчи по Днѣпру, онъ остановился при устьѣ р. Самары.   при   впаденіи   ея   въ   Днѣпръ,   на   святомъ   Монастыр-


57

скомъ островѣ, нашелъ здѣсь 200 рѣчныхъ казаковъ, которые находились подъ начальствомъ особаго атамана и занимались исключительно рыболовствомъ и охотою; шкуры звѣрей обраща-ли они въ свою пользу, а съѣстное отсылали частію въ Самару, а частію за пороги, тдѣ кочевали казаки-воины. Отъ этихъ-то рѣч-ныхъ казаковъ ЗборовіЛсій, какъ завѣтное наставленіе, услышалъ, что, прежде отправленія на Запорожскій Низъ, необходимо ему побывать въ Самарской Палестинѣ и поклонитъся тамошней святынѣ.

Открытіе въ Запорожье казацкаго войсковаго монастыря; высокое значеніе монастыря для края.

Въ самомъ началѣ ХѴІІ-го столѣтія, въ 1602 г., при Самарской церкви, по счастливой мысли о. настоятеля ея, понявшаго духъ и сердечное настроеніе казачества, образовался Самарскій Пустын-но-Николаевскій монастырь; введено богослуженіе и молитвосло-віе по уставу святой горы Афонской; всѣ чины и всѣ порядки строгихъ общежительныхъ обитедей стали правиломъ и закономъ для всѣхъ насельниковъ монастыря. Это нравственно-воспита-тельное и образовательное учрежденіе имѣло самое благотворное и самое спасительное вліяніе на казаковъ, на весь строй духовной жизни ихъ, на весь складъ ихъ понятій и міровоззрѣній. Въ мо-настыръ, какъ въ единственную молитвенную обитель `), казаки со всѣхъ сторонъ своей обширной земли, радостно сходились, искренно, въ простотѣ сердца, молились здѣсь и учились всему святому и душеспасительному, слагали здѣсь  всѣ житейскія скорби и

`) Грамотою отъ 20 августа 1576 г. Король Стефанъ Баторій подарилъ казакамъ, въвѣчное владѣніе, городъ Терехтемироеъ съ монастыремъ и перевозомь и городъ Самаръ, также съ перевозомь. Но казаки не любили Терехтемировъ, какъ городъ близкій и сосѣдній Литовцамь и Полякамъ; имъ больше нравился городъ Самарь, какъ уединенный, далекій отъ татарь и поляковъ.


58

душевныя печали свои, получали сердечное успокоеніе и утѣ -шеніе и выходили отсюда въ міръ, Нп дело и деланіе Свое съ свѣжими и обновленными силами, съ бодрымъ духомъ и просвѣтленнымъ взглядомъ, укрѣпленные и умудренные во спасеніе. Се рай Божій Нп земле,—такъ вездѣ и повсюду въ полномъ восторгѣ сердца выра-жались казаки о Самарскомъ Пустынно-Николаевскомъ войско-вомъ монастырѣ, указывая тѣмъ на высокую святость и благо-творность нравственнаго вліянія его на души и сердца казаче-ства,—се настоящая наша Палестина; се истинный вопсковой Іерусалимъ!

Цействія Литовско-Польской Уніи въ Запорожье; от-крытое возстаніе казачества за право веры; присоеди-неніе запорожскаго края къ православному Московскому царству; раззореніе татарами края и разрушеніе Са-марскаго монастыря; постройка церкви въ Сечи запо-рожской; православная церковь въ Запорожье увеличи-вается новыми пришельцами изъ заднепровской Украйцы; новое возстановленіе Самарскаго монастыря; новые членыправославной церкви въ Запорожье.

Горячая любовь казачества къ святой православной церкви Христовой и сильное тяготѣніе его къ православному царству русскому причинили, въ это время, казакамъ и всему запоро-жскому войсковому товариству много скорбей и горестей, много страданій и лишеній, внѣшнихъ и внутреннихъ, матері-альныхъ и моральныхъ. Въ половинѣ ХѴІ-го вѣка римско-католическая церковь лишилась многихъ чадъ своихъ, увлечен-ныхъ ученіемъ Лютера и отпадшихъ въ протестанство. Въ воз-награжденіе этой потери, поляки, по внушенію іезуитовъ, хотѣли подчинить римско-католической церкви все народона-селеніе нынѣшней западной и южной Россіи; для этого, подъ разными    предлогами    навязывали    православнымъ    христіа-


59

намъ ученіе и вѣрованіе римско-католической церкви, ласками, угрозами и всякаго рода прелыценіями, огнемъ и мечемъ вы-нуждали православныхъ мѣнятъ святую вѣру отцевъ своихъ на вѣру яядСкую.^Многіе изъ православныхъ приняли такъ назы-ваемую унію изъ корыстныхъ разсчетовъ и матеріалъныхъ выгодъ; другіе подчинилисъ ей безсознательно, не понимая сущности дѣла; нѣкоторые вступили въ единеніе съ римско-католическою церковію притворно и наружно, со скорбію сердца покоряясъ толъко необходимости*. Казаки, какъ искренно преданные и вѣрные сыны святой православной церкви Христовой, первые открыто возстали на защиту православія. Между казаками, съ давнихъ, незапа-мятныхъ лѣтъ, всегда были вмѣстѣ—православные и католики, христіане восточнаго вѣроисповѣданія и западнаго римско-като-лическаго. Но до конца ХѴІ-го вѣка всѣ они жили дружно и согласно, никогда не враждовали и не вступали въ боръбу между собою изъ-за-религіозныхъ вѣрованій; въ послѣднее время, въ мирѣ и согласіи, тѣ и другіе единодушно помышляли только о томъ, какъ бы защитить и уберечъ себя отъ лютеровой реформаціи, которая въ то время грозила не одной западной. но и восточной церкви. Теперъ же, въ концѣ XVI вѣка и особенно въ началѣ XVII, когда католики видимо дѣлали явное насиліе и притѣсненіе право-славнымъ, въ Сѣчи запорожской всѣмъ ІПОвпрііствОМЪ единодушно рѣшено было — отдѣлитъ отъ казачества всѣхъ католиковъ, вы-дать имъ изъ общаго войсковаго скарба слѣдуемую часть казацкаго добра и выслать изъ Запорожъя; это рѣшеніе Коша публично и торжественно, къ точному и немедленному исполненію, объявлено было всему казачеству, какъ въ Сѣчи запорожской, на Черто-млыкѣ, такъ и на Самарѣ, въ Пустынно-Николаевскомъ монас-тырѣ, въ Кайдакѣ и на Романковомъ курганѣ; въ результатѣ ока-залось, что казаки какъ были, такъ и остались всѣ братьями и друзь-


60

ями, кровнымъ и единовѣрньшъ товариствомъ; бывшіе католики всѣ остались въ Запорожьѣ и церковнымъ порядкомъ приняты въ число православныхъ*. Это было весною 1638 г. Когда всѣ прось-бы и убЪжденія казаковъ къ полякамъ о прекращеніи гоненій и пре-слѣдованій за вѣру остались безуспѣшны, — казаки подняли знамя возстанія за вѣру, вооружились противъ поляковъ и въ апрѣлѣ 1640 г., на р. Желтой, при маломъ ?нгульцѣ, Верхнеднѣпровскаго уѣзда, разбили ихъ на-голову**. Во избѣжаніе всякихъ нападеній и дальнЬйшихъ непріятностей со стороны поляковъ, казаки въ 1654 г. отдались въ покровительство царя Московскаго Алексѣя Михай-ловича и присоединились къ православному русскому царству. Возгорѣвшаяся по сему поводу война между Россіею и Полыпею тяжело отозвалась для всего Запорожья. Турки и татары, ратуя за поляковъ, заняли все Запорожье, опустошили и раззорили всѣ зай-мища и становища казаковъ, разграбили и унесли все ихъ добро, коснулись главной и единственной святыни казацкой,—Самарскаго Пустынно-Николаевскаго монастыря; всѣ постройки въ немъ, по разграбленіи богатства и имущества, предали огню и пламени.

По окончаніи кроваваго дѣла, возвратясь на свои родныя пепе-лища, казаки горькими слезами обливали ихъ; жалѣли своего добра, своихъ куреней и зимовниковъ: но болѣе всего сокрушались и скор-бѣли о своей Самарской Палестине, о раззореніи и сожженіи своего Пустынно-Николаевскаго монастыря. Положительно извѣстно, что въ послѣдствіи времени казаки все простили татарамъ, всѣ обиды ихь забыли; но за разграбленіе и за разрушеніе Самарской Палестины и святыни всегда упрекали и проклинали ихъ; даже когда стояли кошемъ въ Алешкахь и были въ нѣкоторой зависимости отъ татаръ,—съ гнѣвомъ и досадою часто напоминали имъ о дикомъ, варварскомъ и    вандальскомъ    раззореніи    Пустынно-Николаевскаго    монастыря.


61

Въ мартѣ 1659 года на Романковомъ курганѣ была общая рада всего бывшаго въ Запорожьѣ на-лицо казацкаго войсковаго ШОвп-ришва; на сей раде, между прочимъ, рѣшено было немедленно устроить церковь въ Сѣчи, на Чертомлыкѣ, какъ на мѣстѣ уеди-ненномъ, далекомъ отъ татаръ, отъ поляковъ и русскихъ, и пото-му весьма безопасномъ. Усердіе казаковъ кь построенію церкви было искреннее и живое; при работахъ присутствовали и ими завѣдывали два, спасшіеся отъ татаръ, іеромонаха Самарскаго монастыря: вслѣдствіе сего работы шли вообще успѣшно и въ сентябрѣ окончены; церковь освящена была въ честь Покрова Пресвятыя Богородицы и наканунѣ храмоваго праздника откры-та богослуженіемъ. По устроеніи церкви, православная казацкая община ожила и окрѣпла духомъ, возродилась и обновилась въ силахъ.

Въ 1667 г. между Россіею и Польшею заключенъ былъ Андру-совскій договоръ, по коему, между прочимъ, казаки и вся Украйна восточной стороны Днѣпра съ Кіевомъ присоеденены были фор-мально къ Московскому государству, а вся западная сторона Днѣ-пра предоставлена была Полылѣ. Сердечныя скорби и мучени-ческія страданія народа въ Заднѣпровьѣ и прежде были чрезвы-чайно-тяжелы и всѣми памятны, а теперь стали рѣшительно-невы-носимы: отъ жестокости и деспотизма фанатиковъ-поляковъ на-родъ оставлялъ бпШЬКОвщину ? материзну. бросалъ все родное и завѣтное и толпами уходилъ подалыпе въ православную Русь; города и села, поля и замки въ Заднѣпровьѣ совершенно опустѣли; восточная, московская Украйна, какъ лѣвая сторона Днѣпра, въ короткое время заселилась новыми пришельцами; семейное народо-населеніе образовало и устроило здѣсь, въ это время, города: Острогожскъ и Харьковь, Лебидинь и Сумы, Ахтырку и другіе; а всѣ бездомные и безродные явились въ Запорожъѣ и приняты въ число православнаго   казачества*.   При   увеличившемся   народонаселеніи


62

въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи, въ Сѣчи единогласно рѣшено было вОІІСКОвЫМЪ ШОвариствОМЪ, во удо- влетвореніе духовныхъ нуждъ и религіозныхъ потребностей пра-вославно-вѣрующаго казачества, возстановить, обновить и испра-вить завѣтную ЗйПОрожскую Палестину,—приснопамятный Самарскій Пустынно-Николаевскій монастырь. Въ силу сего рѣ-шенія, по распоряженію Коша, казаки дружно принялись за работу по возстановленію и исправленію святой обители и, при всѣхъ тревогахъ, при всей трудной боевой жизни, скоро возобновили и устроили разрушенный и раззоренный татарами Самарскій мона-стырь; церковь съ звоницею, шшіталь и школа явились въ болыпихъ размѣрахъ и въ лучшемъ видѣ; въ апрѣлѣ 1672 г. торжественно совершено было освященіе церкви и открытіе возобновленной обители. Въ Заднѣпровьѣ, въ Подоліи и на Волыни, около 1677— 78 г.г. Поляки, по настоянію католическаго духовенства, фанати-чески преслѣдовали и угнетали все православное народонаселеніе, насильно обращали и записывали православныхъ христіанъ въ унію: спасавшіеся отъ нестерпимыхъ преслѣдованій поляковъ, бездомные и безродные, не мавШІе (не имѣвшіе) НІІ родіШЫ, НІІ хатііНЫ, заднѣпровскіе православные казаки прибыли въ Запо-рожье, приняты вь составъ войсковаго товариства, и, по распо-ряженію Коша, поселены были при Самарскомъ Пустынно-Нико-лаевскомъ монастырѣ и въ окрестностяхъ его. Около сего же времени городъ Черкасы совершенно преданъ былъ огню и пла-мени, по распоряженію князя Ромодановскаго и гетмана Самой-ловича, преслѣдовавшихь мятежника Дорошенка съ ханомъ Крымскимъ; а Чигиринъ, 1678 г. 10 іюля турками и татарами до остатку зруйнованъ, до щентуразрушенъ: православные казаки того и другаго города, въ немаломъ числѣ, перешли на Самару и также поселились въ окрестностяхъ ея.


63

Жалкое состояніе православной церкви вь Запорожье; причины его; Запорожье оставлено казаками; православ-ная цѵрковь перенесена въ Алешки.

Въ одной лѣтописи, относительно описываемаго нами проме-жутка времсни,  замѣчено:  "Оть того часу встали шатости въ

Украйне         все видели не статечность (непостоянство) казацкую,

же жадному монарсе (что ни одному монарху) казаки служного подданства не додержуютъ". ? точно: періодъ времени отъ 1680 до 1734 г. въ ?сторіи запорожскаго казачества и въ ?сторіи право-сіавной церкви въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи — самый жалкій и самый несчастный по тѣмъ ужаснымъ безпорядкамъ и нестроеніямъ, какія происходили въ Запорожьѣ, и по тѣмъ душевнымъ смущеніямъ и тревогамъ, какія волновали все казацкое войсковое товариство.

Прежде всего, между русскими войсками, стоявшими на Украй-нѣ, и запорожцами возникло въ это время взаимное недовѣріе, проявилась и усилилась обоюдная вражда и ненависть, со всѣ-ми непріятными посл^дствіями сихъ страстей; потомъ тяжкіе и безполезные походы въ Крымъ, постройка въ Запорожьѣ рус-скихъ крѣпостей, постоянные убійственные набѣги татаръ и турокъ на займища казацкія; далѣе, появленіе ужасной саранчи въ СамарЬ, въ Запорожьѣ и во всей Украйнѣ и вслѣдствіе сеги страшный моръ на людей и на скотъ; дѣйствія канцеляриста Петрика, шпіона-монаха и другихъ агентовъ частію польскихъ, а частію турецкихъ,—все это вмѣстѣ было причиною того, что запорожцы, отъ внѣшнихъ страданій и душевныхь скорбей, дѣйсгвихельно какъ бы растерялись, обезумѣли, сдѣлались непостоянными и невѣрными долгу службы; состоя формально въ подданствѣ  рус-


64

скаго царства, они не служили ему всею вѣрою и правдою, часто сносились и переговаривались и съ поляками и съ турками, нерѣд-ко партіями переходили въ ряды тѣхъ и другихъ, — поддавались и полякамъ и туркамъ, но служного подданства не додерживали ни-кому. Наконецъ тяжкіе военные походы къ Азову и Кизикермену, къ Минску и Пскову, гнусныя дѣйствія Мазепы и Орлика, битва со шведами подъ Полтавою, походъ Прутскій со всѣми его послѣд-ствіями, уступка татарамъ Самарской Палестины,—все это окончательно уже изнурило и измучило запорожцевъ, вызвало ихъ на открытое негодованіе и ропотъ противъ русскаго прави-тельства, на явное возстаніе противъ него. Въ сильномъ озлоб-леніи и отчаяніи, запорожцы бросили все родное и дорогое ихъ сердцу, оставили Самарскую Полестину и Запорожскій Низъ, рѣши-тельно отказались отъ повиновенія русскому правительству и передались Турціи и хану Крымскому, перешли подъ протекцію Крыма и основали свою Сѣчь въ Алешкахъ, на поляхъ татарскихъ, межъ кочевисками агарянскими".

Можно послѣ сего легко судить, каково было, въ это время, положеніе святой церкви Христовой въ предѣлахъ нынѣшней Екатеринославской епархіи, въ средѣ запорожскаго войсковаго това-риства. Все братство было всегда въ горѣ и въ заботахъ, въ непре-рывныхъ походахъ и въ военныхь дѣйствіяхъ, въ постоянныхъ тревогахъ и въ вѣчномъ щоденномъ, (ежедневномъ) переполохг. Служ-бы Божіи по монастырску какъ въ Сѣчевой Покровской церкви, такь и въ Самарскомъ Свято-Николаевскомъ монастырѣ служились щоденно (ежедневно); церкви всегда были огкрыты: но казаки не по-сѣщали ихъ. Въ 1709 году, послѣ побѣды подъ Полтавою, недо-вольныя на кошеваго Гордѣенка и на казаковь за присоединеніе ихъ


65

къ измѣннику Мазепѣ, русскія войска вступили въ запорожскую Сѣчь и разрушили ее до щенту, до основанія; въ это время знаме-нитая Сѣчевая Покровская церковь сдѣлалась жертвою огня и пламени, обратилась въ кучу пепла и въ груду развалинъ. А въ 1712 году турки и татары, вступивъ во владѣніе богатыми Самарскими вольностями, разграбили, опустошили и совершенно раззорили приснопамятный Самарскій войсковой монастырь. Такъ обѣ запорожскія святыни подверглись одинаковой печальной участи! Положительно извѣстно, что духовенство запорожское жило съ казачествомъ одною жизнію, всегда дружно, союзно, братерски, дѣ-лило съ нимъ и радости и скорби, сочувсхвенно относилось ко всѣмъ нуждамъ и превратностямъ въ судьбахъ войсковаго товари-ства: но — замѣчательно, — когда запорожцы бросили Самарскую Палестину, перешли подъ протекцію Крыма, на поля татарскія, на кочевиски агарянскія: изъ духовенства никто не сопутствовалъ каза-честву; всѣ отказались отъ слѣдованія за товариствомъ; изъ Самар-скаго монастыря монашествующіе ушли въ Бѣлгородъ; а бывшіе въ Сѣчи, при Покровской церкви, частію удалились въ Кіевъ, а частію остались на мѣстѣ оплакивать развалины завѣтной запорожской святыни. Казаки унесли съ собою изъ Запорожья въ Алешки однѣ только походныя церкви, палатки изъ складныхъ ширмъ, холщевыя и клеенчатыя; духовенство явилось уже къ нимъ послѣ, частію изъ Полыпи, а частію изъ Афонской горы и Іерусалима. Настоятелемъ войсковаго духовенства въ Алешкахъ былъ архимандритъ Гаврі-илъ, поставленный отъ греческаго архіерея; православно-русскій священникъ Дидушинскій прибылъ въ Алешки къ запорожцамъ въ 1728 г., когда уже въ душахъ ихъ окрѣпла мысль и въ сердцахъ созрѣло желаніе возвратиться въ Россію, на завѣтныя свои луга и степи.

3. 55



Реклама на сайте
Яндекс цитирования

Рассылки Subscribe.Ru
Генеалогическое древо семьи